logo
 

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

Давненько не сиживали мы на собраниях. А кому‑то, представьте себе, в свое время нравилось часами сидеть в президиуме, поглядывать на дремлющий зал и иногда веско и отчетливо произносить: «Голосуем, товарищи. Кто за?». Собственно, вариантов особенно не было. Все обычно были «за». Если же кто‑то неожиданно был против, то зал сразу просыпался – пахло скандалом! Непокорного начинали увещевать: «Ну как же вы так? Ведь большинство товарищей с этим предложением согласилось».

Ох, было, было. Но я сейчас, собственно, не о самих собраниях, а о том, «согласилось» большинство товарищей или «согласились».

Начнем с «товарищей» – то есть, шире говоря, с одушевленных предметов. Потому что корень вопроса именно в этом: об одушевленных предметах идет речь или нет. Одно дело – столы, книги, окна, двери. Совсем другое – студенты, друзья, граждане, товарищи и т. д.

Возьмем тему выборов. «Большинство избирателей поддержали кандидатуру Н. Н.» – так мы скажем. То есть сказуемое будет у нас во множественном числе, несмотря на слово «большинство». А всё почему? Потому что избиратель – одушевленный предмет, лицо! По крайней мере, так очень хочется думать. «Большинство избирателей проголосовали», «большинство товарищей согласились», «большинство граждан одобрили»…

Предметам неодушевленным множественное число сказуемого ни к чему. Там, собственно, ни о каком активном действии и речи нет: никто ничего не поддерживает, не одобряет, ни с чем не соглашается. «Большинство окон было освещено», «большинство домов отремонтировано», «большинство построек демонтировано, хотя большинство владельцев гаражей протестовали».

Вот так: казалось бы, нюанс, а окончание уже другое. Теперь большинство из вас об этом знают!

 

Поиск

 

Блок "Поделиться"

 

 

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2022 High School Rights Reserved.