logo
 

РУССКИЙ ЯЗЫК

 

Многие ругают московский метрополитен. Я тоже ругаю. За огромное количество людей. За грязь, за попрошаек, за нагромождение рекламы, за плохую вентиляцию…

Но в метро есть и много хорошего – скорость передвижения по городу, предсказуемость времени путешествия. Возможность отдохнуть, почитать, понаблюдать за людьми, за их поведением и общением. Я очень любопытный человек. И мне всегда интересно видеть, как общаются люди, как они себя ведут. Например, иностранцы: американцы – гортанно, нарочито громко, чуть вызывающе и всегда на публику. Немцы все увиденное сверяют с многочисленными картами и проспектами, тут же фиксируя достопримечательности на пленку. Утомленные россияне, выпучив глаза, непрерывно читают какие-то «полит-страшилки». Влюбленные едут молча, отстраненно, поедая свои чувства чуть удивленными глазами. Старушки и старики, просветленные своей, только им известной мудростью, как-то уже издалека взирают на мир, одаривая его шутливой полуулыбкой. Добрые, стесняясь своей доброты, прячутся за ширму застенчивости, злые – оттачивают свою агрессивность нарочитостью и провокационностью, глупые – глупеют дальше, проезжая свои станции метро и выходя в никуда, умные остаются умными, для них метро – удобное средство передвижения, не больше и не меньше.

Воришки, пристраиваясь к сумочкам жертв, оглупляют свои лица сосредоточенностью; движения их порывисты, хаотичны, непредсказуемы, а в глазах лукавство и превосходство. Дети едят и пьют, и болтают ногами, задевая брюки и платья недовольных горожан, а их мамаши крепко спят, подергиваясь в такт движениям поезда. Может, они уже давно проехали свою станцию и их пора разбудить? Метро – очень хорошее место для наблюдения за людьми, но будьте осторожны, внимательны и деликатны – всё надо делать интеллигентно, даже смотреть по сторонам.

Как люди общаются? Интересно или нет? Что такое вообще – общение между людьми? Что такое сценическое общение? Ответить на эти вопросы попытался я на 6-м занятии в нашей студии.

После разминки и легкой игротеки мы расселись по своим местам. Я попросил выйти на сцену двух желающих, мальчика и девочку. Вышли Мария Петраш и Алексей Шатков. Упражнение на сценическое общение. Вместе с учениками мы определяем место, где они будут общаться. Предложили летнее кафе. Выстраиваем простенькую мизансцену из столов и стульев, ставим стаканы. Официанткой кафе просится Арина – берем Арину официанткой.

Задание: Мария и Алексей незнакомы, им надо познакомиться в кафе. Сначала туда приходит Мария (в первый раз), затем приходит Алексей (тоже в первый раз) и дальше происходит органичное знакомство и общение, а вот какое – мы сейчас увидим. Актеры должны придумать своим персонажам истории. Что они делают в кафе, зачем пришли, почему именно в это заведение? Какое у них настроение и что они хотят делать дальше? Даю пару минут для придумывания истории. И отсылаю участников из аудитории. Официантка Арина приступает к своим обязанностям… Общение началось.

Арина, повязав косынку и надев передник, стала похожа на уборщицу; она села за стол и стала вытирать стаканы своим передником. Влетела импульсивная М. Петраш, никуда не глядя, уселась за стол напротив Арины, достала мобильный телефон и уткнулась в него. Арина долго и подозрительно смотрела на Марию. Мария игнорировала официантку.

– Может, закажем чего-нибудь? – нарочито грубо произнесла Арина, – или в телефончики пришли сюда играть?

– Мне кофе и банан, – не отрываясь от телефона, произнесла Маша.

– Мы вам не магазин – бананы давать, а кофе нет.

– Тогда чаю дайте, пожалуйста, – еще тише произнесла Маша, она очень волновалась.

– И чаю нет.

– А что есть?

– Вода есть, будете?

– Буду.

Арина встала и пошла с пластиковым стаканчиком за водой. Навстречу ей влетел взволнованный Алексей:

– Это кафе «Аист»?

– Нет, это кафе «Прибой», что, вывески не видите! – парировала Арина и вышла из аудитории, поставив партнера перед сложной психологической дилеммой – продолжать этюд или нет. Алексей крупно поморгал глазами и решил завершить начатое упражнение, невзирая на сюжетные нестыковки. Он сел за второй столик, спиной к Марии, достал мобильный телефон, глубоко вздохнул и погрузил взгляд в дисплей.

Наступила продолжительная пауза. Слышно было, как Мария играет в телефонную игру, слышно было, как Алексей играет в телефонные гонки. Сценический процесс шел полным ходом. Зрители зашевелились, их внимание к происходящему ослабевало.

Вошла Арина и, поставив стакан с водой перед уткнувшейся в телефон Петраш, громко произнесла:

– Кафе закрывается! – и стала переворачивать стулья.

Как в кино. Актеры, не поднимая голов, сидели на своих местах. Арина перевернула все свободные стулья, долю секунды постояла перед Алексеем, затем резким движением вытащила из-под него стул, так что он чуть не упал. В зале раздался смех – это действие понравилось заскучавшим зрителям. Алексей как ни в чем не бывало, – подумаешь, стул из-под тебя официантка в кафе вышибла, – отошел к стене, облокотился о нее и стал играть дальше. Примерно такая же история со стулом и Марией произошла дальше.

Только Мария, под возрастающий хохот коллег, пострадала чуть больше – она упала на пол. Но не больно упала, встала и отошла к стене, где стоял Алексей.

– Здрасьте, – еле слышно сказала она ему.

– Здрасьте, – еще тише прошептал Алексей.

Собственно, этим сценическое общение учеников и закончилось. Даже нагловатой официантке Арине не удалось больше сдвинуть их с места. На все ее уговоры покинуть кафе они отвечали молчаливым несогласием. Это могло продолжаться бесконечно… Я остановил этюд. Поникшие и взволнованные Маша и Алексей сели на свои места.

– Трудно общаться?

– Нет, – сказала Арина.

– Да, – сказали Маша и Алексей.

– Правильно общаться в жизни – не просто, на сцене – общаться еще сложней. Я специально дал вам возможность попробовать пообщаться на сцене, не объясняя ничего. Чтобы вы на своем примере увидели и проанализировали ошибки сценического общения. Итак, бывает несколько видов общения.

– Прямое сценическое общение с партнером или партнерами – это то, что сейчас пытались продемонстрировать ваши коллеги на сцене. Прямое общение всегда должно быть активным, помните, как сценическое действие. В общении вам надо партнера убедить, переубедить, добиться чего-то, обмануть, привлечь на свою сторону, обаять, влюбить и т.д. – то есть активное сценическое общение происходит благодаря активному сценическому действию . Они взаимосвязаны в данном варианте.

Общение с партнером может происходить не только посредством слов. Может быть общение взглядом, тактильное общение (прикасание), мысленное общение. Бывает общение с отсутствующим объектом (партнером), например, пишем письмо родному человеку и комментируем его вслух, разговариваем по телефону, умоляем отсутствующего партнера не делать что-то. Бывает внутреннее общение – внутренний монолог. Разговор с собой наедине. Как правило, сами с собой мы разговариваем в минуты особого внутреннего напряжения, сосредоточения, когда не замечаем ничего вокруг. Часто внутренний монолог на сцене носит эмоциональный характер, раскрывающий душевное состояние персонажа. Бывает общение с неживыми предметами. Разговор с игрушкой, с пистолетом, с луной (можно иногда на луну и повыть). Если обобщить, сценическое общение – это обмен людей пережитыми чувствами и мыслями, не больше. То же, что и в жизни. Мы общаемся с вами для обмена информацией и чувствами. Разными способами. Правда, сцена требует, чтобы сценическое общение было чуть-чуть ярче, чем в жизни, интересней, эмоциональней. Потому, что и события, проживаемые актерами на сцене, тоже ярче, драматичнее, конфликтнее. Поэтому, практически всегда, на сцене в общении между партнерами лежит открытый или скрытый конфликт. Конфликт мнений, позиций или задач персонажей. И актеры этот конфликт решают разными способами, и чем интереснее, разнообразнее, богаче и непредсказуемей решения конфликта, тем интереснее зрителю. В жизни мы всегда общаемся и действуем, действуем и общаемся.

Даже когда спим, мы – что делаем? – спим – действуем! Во сне, в скрытой форме, мы разговариваем, решаем конфликтные ситуации, убегаем, спасаемся, просим о помощи – то есть общаемся и действуем. На сцене – все сценическое временное пространство пронизано общением и действием. Так что надо уметь общаться и действовать, как в жизни, так и на сцене. И пытаться делать это индивидуально, неповторимо, не как все, а как ты сам . Не надо в жизни и на сцене копировать других. Я не приемлю такой педагогический прием навязывания ученикам, посредством авторитета, интонаций, жестов и сценических решений педагога. Дети становятся марионетками в выполнении педагогических задач. Кроме режиссерского тщеславия – ничего, а дети испорчены привычкой бездумного повторения и заучивания интонаций педагога. Напротив, педагогу надо создавать атмосферу свободного поиска ребенком своих решений, своих открытий, своей творческой индивидуальности – естественно посредством проб и ошибок. Пусть ошибаются – это же творческий процесс, в ошибках мы умнеем! В исправлении ошибок становимся сильнее! Вот так!

Конечно, никто не конспектировал моей речи, все, что называется, «поплыли» от многочисленных умных слов о профессии актера. Что-то они запомнили, а что-то вспомнит их творческая природа, когда сочтет нужным.

Я не люблю долго говорить, тем более детям, которые не любят долго слушать. Глаза их умоляли: хватит, Валерий Борисович, пожалуйста, хватит болтать. Я понял, что чуть-чуть переборщил с теорией. Стоп!

Начинаем работать.

– Кто пойдет на сцену? Кто готов к серьезному, конфликтному сценическому общению?

Почти все подняли руки. Мы продолжили сценические поиски до перерыва. После перерыва были басни. Этюды на тему басен. Это когда ученики тему басни разыгрывают собственными словами. Что родилось сиюминутно, то и говорят. Данные упражнения помогают им в остросюжетных ситуациях не наигрывать, а оставаться естественными. Наговорились и наобщались до хрипоты. За окнами студии стояли глубокие сумерки, когда мы расходились по домам – молчаливые, уставшие и довольные.

 

Поиск

Блок "Поделиться"

 
 

 

Яндекс.Метрика  

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.