logo
 

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

Действующие лица:

Баба Яга

Ягуся — дочь Бабы Яги

Мороз Иванович

Морозко — младший брат Мороза Ивановича

Заяц

Лихоманка — лесной лекарь, подруга Бабы Яги


Действие первое


Картина первая

Поляна в зимнем лесу. Солнечное, морозное утро последнего дня уходящего года. На поляне появляется заяц.



ЗАЯЦ (безуспешно пытаясь откопать под кустами какой-нибудь съедобный корень). Нет… Ничего не получается… Все замерзло, заледенело… Сто верст проскакал — кругом такая же картина… Это все Мороз Иванович: рад, что морозить может, вот и морозит. Ух, попался бы он мне! (Испугавшись своих слов.) Ладно, пусть не попадается… (После паузы.) Новый год завтра, а у меня и морковки нет. Праздник называется! Ягуся, правда, звала в гости, но… опасаюсь. Вдруг ее мамочке драгоценной что-нибудь такое-эдакое в голову взбредет? Что-нибудь Ягушиное? Лучше я еще попрыгаю, поищу. (Исчезает с поляны.)



Вскоре на поляну выбегает Морозко с небольшим посохом в руках.



МОРОЗКО (постукивая посохом по пенькам, деревьям, замерзшим лужицам). Кажется, все заморозил… (Горделиво.) Вот это я! Такого холода напустил — все попрятались! А мне еще мой брат не верил: «Слабо тебе, Морозко, все заморозить!» Вот тебе и «слабо»! (Зовет.) Морозушко-о! Братец! Иди сюда-а! Я ту-ут! (Прислушивается.) Тоже запрятался… Боится, что я ему нос отморожу!



Появляется Мороз Иванович.



МОРОЗ ИВАНОВИЧ. Я холода не боюсь, Морозко. Мне чем холодней, тем приятней.

МОРОЗКО (горделиво). Ну как, братец? Кто спор выиграл?

МОРОЗ ИВАНОВИЧ. Наморозил ты знатно, Морозко, спорить не стану. Реки льдом сковал…

МОРОЗКО. Сверху снегом засыпал, ты это учти!

МОРОЗ ИВАНОВИЧ. Деревья инеем покрыл..

МОРОЗКО. В три слоя!

МОРОЗ ИВАНОВИЧ. Сугробы кругом намел…

МОРОЗКО. Не пройдешь, не проедешь!

МОРОЗ ИВАНОВИЧ. Сосульки всюду навешал…

МОРОЗКО. В три обхвата!

МОРОЗ ИВАНОВИЧ. Вроде бы поменьше?

МОРОЗКО. Поменьше — твои, а мои сосульки — в три обхвата! Сам мерял!

МОРОЗ ИВАНОВИЧ. А вот с зайцем ты не справился! Скачет косой, и хоть бы что ему. Не берет зайца твой мороз!

МОРОЗКО. Не берет?! Мой мороз?! Еще как берет! Где он, заяц-то? Нет его! Спрятался!

МОРОЗ ИВАНОВИЧ. Никуда он не спрятался. Скачет по лесу, морковку ищет. Недавно я сам его видел.

МОРОЗКО. Значит, я спор не выиграл? Значит, я еще не настоящий Мороз? А я-то думал… Ну, спасибо, братец, за подарочек! Хороший подарочек к Новому году, ничего не скажешь!

МОРОЗ ИВАНОВИЧ. Не горюй, Морозко, хороший ты Мороз, настоящий. А зайца и мне не заморозить. Он такой прыгучий — его не догнать. Прыг-скок, прыг-скок — и нет его.

МОРОЗКО. Бегать я тоже умею. (После паузы.) Значит, не дашь мне свой посох? (Вздыхает тяжело.) Эх, еще брат называется…

МОРОЗ ИВАНОВИЧ. Дам я тебе свой посох, Морозко, выиграл ты спор.

МОРОЗКО (радостно бросается к брату, хочет взять посох). Давай, давай, Морозушко! Так не терпится поколдовать!

МОРОЗ ИВАНОВИЧ. Погоди, Морозко. Ишь, торопыга! Поколдовать ему хочется… А если беды наделаешь, если горя кому-нибудь принесешь?

МОРОЗКО. Что ты, Морозушко… Я только добрые чудеса делать буду, вот увидишь.

МОРОЗ ИВАНОВИЧ (после некоторого раздумья.) Ладно, держи, твоя взяла! (Отдает Морозке свой посох, взамен берет его маленький посох.) Для начала три волшебства сотворить разрешаю. Три, Морозко! А через годик посмотрим…

МОРОЗКО. Три?! Хоп, хоп, хоп — и все?! Ну, спасибо!

МОРОЗ ИВАНОВИЧ. Не хочешь — давай обратно посохами меняться.

МОРОЗКО. Нетушки! Что с воза упало, то пропало! (Обиженно.) Три волшебства… И то хочется, и это… Все хочется, а можно три только…

МОРОЗ ИВАНОВИЧ. Ну, братец, ты постой тут, подумай, на что три волшебства употребить, а я пойду, лесных обитателей с Новым годом поздравлю. До Нового года, Морозко!

МОРОЗКО. До Нового года, братец!



Мороз Иванович уходит.



МОРОЗКО. Что бы такое сотворить? Чтобы мне весело было и другим хорошо? Сразу и не придумаешь… (Заметив в кустах зайца.) Заяц…! Сейчас его расспрошу! Да он сам сюда скачет! (Прячется за деревом.)



На поляне вновь появляется заяц.



ЗАЯЦ. Ну, наморозили…! Ну, снегу насыпали…! Ничего не найти! Так и пропасть недолго. (Осматривается по сторонам.) А ведь я уже здесь был. Конечно, был! И ничего не нашел… А, ладно, еще покопаюсь!



Заяц начинает рыться под деревом, за которым спрятался Морозко. Морозко выходит из-за дерева за спиной зайца, держа посох наперевес, как ружье.



МОРОЗКО. Лапы вверх!

ЗАЯЦ. Ка… ка… какие?

МОРОЗКО. Передние! (Заяц выполняет его приказ.) Признавайся: чего тебе больше всего хочется?

ЗАЯЦ. У… у… удрать.

МОРОЗКО. Еще чего хочется?!

ЗАЯЦ. Мо… мо… морковку.

МОРОЗКО. А еще?!

ЗАЯЦ. Ка… ка… капусту.

МОРОЗКО. Ну, а еще? Еще чего?!

ЗАЯЦ. Все. Я и этому был бы рад.

МОРОЗКО. Это такие мелочи… Это и без волшебства сделать можно. Ладно, опускай лапы! На, держи морковку. (Угощает Зайца морковкой.) Извини, капусту с собой не прихватил!

ЗАЯЦ. Спасибо! Напугал ты меня, Морозко. Я думал — охотник, а это ты. Видишь, как у меня левая задняя лапа дрожит? Из-за тебя! Ох и колотится!

МОРОЗКО. Лапа колотится?

ЗАЯЦ. Сердце колотится. Ушло в левую заднюю пятку и скачет там от страха. Ты уж больше не пугай меня так, Морозко.

МОРОЗКО. Не буду, извини. Я ведь, дружище заяц, одного хотел: узнать, чего тебе больше всего хочется. Ну, такого — необыкновенного…

ЗАЯЦ. Морковки мне хочется, морковки! Ни о чем больше думать не могу, только о ней все думы!

МОРОЗКО. Эх ты! На, держи еще одну. (Снова угощает зайца морковкой.) Извини, больше нет.

ЗАЯЦ. Жаль. Спасибо за эти. С Новым годом! (Начинает грызть морковку.)

МОРОЗКО. С Новым годом, заяц! (После паузы.) Ягусю не видел?

ЗАЯЦ. Видел. В гости звала, Новый год встречать. А тебя, Морозко, она звала?

МОРОЗКО. Мы с ней поссорились. А уж какие раньше друзья были! Водой не разольешь. Ягуся мне посоветовала бы, на что три волшебства потратить…

ЗАЯЦ. Поссорились? Из-за чего?

МОРОЗКО. Обиделась она на меня. Попросила, чтобы я ей кончик носа отморозил — длинный он у нее, а ей покороче хочется, как у людей, — а я… (Махнул рукой досадливо, потом договорил.) Отморозить не отморозил, а сначала красным нос Ягуси сделал, а потом синим. Она как на отражение свое посмотрела, так меня помелом и погнала.

ЗАЯЦ. Помелом?!

МОРОЗКО. Помелом. Поделом!

ЗАЯЦ. А по-моему, сегодня нос у Ягуси обыкновенный был. Ты, Морозко, помирись с Ягусей. Кто на Новый год ссорится, потом весь год помириться не сможет. Тебе же скучно без нее будет!

МОРОЗКО. Зайду, помирюсь. Сделаю ей что-нибудь необыкновенное… Чтоб на всю жизнь запомнила!

ЗАЯЦ. Пирог испеки с морковкой!

МОРОЗКО. Ну, это чепуха. Я ей дворец выстрою, хватит им в избушке жить, она у них совсем покосилась.

ЗАЯЦ. Это точно! Куриная ножка — так вся в землю ушла. Никто теперь их домика не пугается.

МОРОЗКО. Вот еще раз обойду хозяйство свое и заявлюсь к Ягусе.

ЗАЯЦ. Ты уж больше не морозь… Хватит… И так терпенья нет, замерзаем.

МОРОЗКО. Ладно, не буду. Ну, до вечера, заяц!

ЗАЯЦ. До Нового года, Морозко!



Морозко уходит.



ЗАЯЦ. Эх, хороша была морковка, да вся кончилась… Ничего, теперь не пропаду! (После паузы.) Ух, наморозили братья Морозы! Пойду-ка я все-таки к Ягусе. А от Бабы Яги удеру в случае чего. Нам, зайцам, удирать не в новинку.



Прыгая, заяц удаляется с поляны.


Картина вторая

Жилище Бабы Яги и ее дочки Ягуси. В избушке полумрак: тлеют угольки в русской печке, да горит свеча на столе. На лавке сидит Ягуся, играет на гитаре и поет романс. Около печки, опершись на ухват, стоит Баба Яга и слушает дочкино пенье.



ЯГУСЯ (поет).

В который раз пою о вас, мой милый,

В который раз гляжу в окно с тоской.

Какой волшебной, непонятной силой

Смутили вы, разбили мой покой?

Гляжу в окно, но вас не вижу, милый,

В окне узор, серебряный узор.

Его нарисовал и разукрасил иней,

В него я устремляю грустный взор.

А за окном бушует-злится стужа,

Метет пурга и прячется луна…

Ах, милый мой, мне вас увидеть нужно,

Я здесь одна, совсем, совсем одна!

БАБА ЯГА. Будет сочинять, доченька! Одна! А я — не живая душа?

ЯГУСЯ. Ты, маманя, — маманя. А мне кавалер нужен.

БАБА ЯГА. Ухажер?

ЯГУСЯ. Фи, слово какое! Кавалер лучше. (Задумчиво.) Где они — кавалеры? Пропадет здесь моя молодость, пропадет моя красота… (Снова играет на гитаре и поет.)

Мне не в кого бросать свой взгляд угрюмый,

Мне некого пленять глазами с поволокой.

Моя судьба — прожить с единой думой,

Что проживу в глуши лесной, далекой…

(Перестав играть и петь.) Мамань…

БАБА ЯГА. Что, доченька?

ЯГУСЯ. Гитару ты где взяла?

БАБА ЯГА (отводя взгляд от дочери). Купила. На ярмарке.

ЯГУСЯ. Мамань, не обманывай!

БАБА ЯГА. Чистая правда! Чтоб мне с места не сойти! (Боязливо делает два шажка и облегченно вздыхает.)

ЯГУСЯ. Где взяла?

БАБА ЯГА. Ну, проезжал тут один лесом… Заблудился… Я дорогу ему показала… Он обрадовался! «На, — говорит, — гитару. Прими в дар от всего сердца!» Я взяла…

ЯГУСЯ. Слопала?

БАБА ЯГА. Я?! Чего там лопать, чего лопать?! Маленький он был, костлявенький… Три дня по лесу плутал, исхудал вконец. На лопату сел, а его и не видать! (Спохватившись.) Ой! Проболталась!

ЯГУСЯ (грустно). Съела… Я так и думала… Человек песни пел, а его на лопату… Разве ж так можно с людьми искусства поступать?! Все, кому не лень, слопать их норовят!

БАБА ЯГА. Не съела я его. Отпустила. Показала дорогу к болоту и отпустила. А гитару оставила.

ЯГУСЯ. Правда, отпустила?

БАБА ЯГА. А я врала когда-нибудь?

ЯГУСЯ. Ладно, поверю. Лучше в хорошее верить, чем в плохое. Так себе спокойнее. (Поет.)

Погадай мне, матушка,

На большой ромашке,

Будет счастье или нет

У меня, бедняжки?

Будет счастье или нет,

Ты скорее дай ответ,

Ты скорее дай ответ,

Будет счастье или нет…

Говорят, не лгут цветы

Тем, кто страстно внемлет.

Что ж молчишь ты?!

Погадай! Погадай скорее!

Ведь ромашка для меня —

Та же лотерея!

Ведь ромашка для меня —

Та же лотерея…

БАБА ЯГА (присев рядом с Ягусей). Что-то, доченька, я не пойму… Белены ты, что ли, объелась? Ну все тебе не по нутру! Аль мы плохо живем?

ЯГУСЯ (с ехидством). Хорошо! Новый год на дворе, а у нас ни гостей, ни угощений. Заяц — и тот не идет, Морозко — и тот боится.

БАБА ЯГА. Не знаю, чего он боится. Отродясь Морозов не ела. Зайцев — тех…

ЯГУСЯ. Моего — не трожь!

БАБА ЯГА. Вот и ешь пустые щи! А маманьку не попрекай! (Вытирает слезы.) Думала — дочка вырастет… Мамку уважать станет… По стопам пойдет… Смена, думала… Вот! Выросла! Зайцев жалеет, с Морозами водится, по стопам не ходит… (Испуганно.) Может, сглазили?

ЯГУСЯ. Никто меня не сглазил. Просто… Просто я человеком стать хочу. Понимаешь?

БАБА ЯГА. Докатились… Вот тебе, матушка, и Новый год! Подарочек! От любимой доченьки! И как у тебя язык не отсох?!

ЯГУСЯ. А что я такого сказала? Разве плохо быть человеком?

БАБА ЯГА. Не знаю — не была! (После паузы, со слезами в голосе.) От родной матушки отказаться хочешь, родную матушку покинуть желаешь — вот что сказала!

ЯГУСЯ. Я такое сказала?! Что-то не помню!

БАБА ЯГА. А я помню! Ты, значит, человеком станешь, а я, значит, Бабой Ягой останусь? Разошлись наши пути, разбежались стежки-дорожки! Вам налево, мне направо! Так получается?

ЯГУСЯ. А мы вместе!

БАБА ЯГА. Чего вместе, чего вместе?

ЯГУСЯ. В люди вместе пойдем! Ты и я!

БАБА ЯГА. Захворала… Сглазили… Опоили-околдовали… Заморочили, с панталыку сбили… Признавайся: кто тебя с панталыку сбил?! Ничего, тетку Лихоманку позову — она тебя вылечит. Это все дружба виновата — с Морозками да зайцами бесхвостыми. Нам, Ягуся, дружить нельзя, мы — коварные и ненадежные.

ЯГУСЯ. Навсегда, что ли?

БАБА ЯГА. Навсегда!

ЯГУСЯ. Не верю! Я — переменюсь! Вот возьму и переменюсь. С себя начну. Потихонечку-полегонечку выдавлю из себя все коварство и стану человеком.

БАБА ЯГА. А злость?

ЯГУСЯ. И злость выдавлю.

БАБА ЯГА. А зависть?

ЯГУСЯ. Ее тоже.

БАБА ЯГА. Лень?

ЯГУСЯ. В три шеи вытолкаю.

БАБА ЯГА. Равнодушие?

ЯГУСЯ. По ветру развею.

БАБА ЯГА. Ишь ты, как у тебя все просто! Мы с тобой разве тюбики? Надавил и выдавил? Всего-то делов?

ЯГУСЯ. Делов! Вы, маманя, неграмотная. Не говорят — делов, говорят — дел.

БАБА ЯГА. В лесу живу, в темноте, грамоте не ученая. А жисть…

ЯГУСЯ. Жизнь.

БАБА ЯГА. Жизнь знаю. Коли кто с подлостью в душе родился, тот вовек не переменится. Планида у него такая — с подлостью в душе жить.

ЯГУСЯ. Планета.

БАБА ЯГА. Где?

ЯГУСЯ. Не планида, а планета.

БАБА ЯГА. А-а-а… Как ни говори, а от судьбы не уйдешь.



Раздается стук в дверь.



ЯГУСЯ. Морозко пришел!

БАБА ЯГА (принюхиваясь). Кажется, жаркое в дверь колотится…



Ягуся впускает зайца.



ЗАЯЦ. Ох, замерз! Ох, закоченел!

БАБА ЯГА. Бедненький… Садись на лопату, погрею!

ЗАЯЦ. Ничего, я так отойду. Сегодня Новый год, соседей обижать не полагается.

БАБА ЯГА. Я так, к слову…

ЯГУСЯ (зайцу). Присаживайся, отдышись.



Заяц берет лопату, прислоненную к сундуку, и прячет ее за печку. После чего присаживается на сундук.



ЯГУСЯ. Морозку не видел?

ЗАЯЦ. Видел. Он обещал к тебе зайти. (Хвалится.) Он меня морковками угостил! (С удивлением.) Где он их достал?!

БАБА ЯГА. Значит, ты теперь не просто заяц, а заяц, фаршированный морковью?

ЯГУСЯ (строго). Мамань!

БАБА ЯГА. Я так, к слову…

ЗАЯЦ (Ягусе). Ты, наверное, Новый год на Медвежьей поляне встречать собралась? (Со вздохом.) Отменяется массовое гуляние! Братцы Морозы так постарались, что все от них по норам попрятались. А у меня и норы нет, одни кустики…

ЯГУСЯ. У нас Новый год встретим. Я тебе песню спою, ты мне стихи расскажешь.

ЗАЯЦ. Спасибо, Ягуся, приду. Я тебе еще подарок подарю.

БАБА ЯГА. Какой?

ЗАЯЦ. Сюрприз!

БАБА ЯГА. Его хоть едят?

ЗАЯЦ (отрицательно мотает головой, потом произносит с восхищением). Им любуются!

БАБА ЯГА (презрительно). У-у…! А я-то думала! Слетаю-ка я к куме Лихоманке, с праздником поздравлю, тебя, дочка, посмотреть покличу. (Берет из-за печки помело, садится на него.) Я скоро! (Начинает колдовать.) Акатар-бакатар! Шуку-тур-бугутур! Катарам-бака… (Внезапно перестает колдовать.) Заслонку в печке закрыла! Вот бы врезалась! Пойду с крыльца взлетать. (Уходит.)

ЗАЯЦ. Я тоже пойду, Ягуся. Побегаю немного, подарки захвачу и снова к тебе припрыгаю. Спасибо, что погреться пустили.

ЯГУСЯ. Не за что, заинька. Для доброй души доброго дела не жалко.

ЗАЯЦ. Хорошая ты, Ягуся. Как тебя угораздило Ягой родиться? Тебе с людьми жить надо.

ЯГУСЯ. Может и буду. Поработаю еще над собой как следует, перевоспитаюсь и… Ладно, что говорить, там видно будет.

ЗАЯЦ. Ну, до вечера! (Уходит.)



Ягуся, оставшись одна, подходит к замерзшему окну, смотрит в него, потом берет гитару и начинает петь.



ЯГУСЯ (поет).

За окном все кружатся

Белые снежинки.

Как хочу я слушаться

Сердца-невидимки!

Светит месяц маленький,

Светит, не сгорая.

Дорогая маменька,

Я уже большая!

(Перестав на минутку петь.) Ростом я точно удалась… Воробушка достать могу. А еще что могу? В баскетбол играть? По этому, как его, подиуму ходить? Нога за ногу, нога за ногу, вот так! (Пытается изобразить походку манекенщиц.) На это много ума не нужно, главное, ноги чтобы не запутались.

(Снова поет.)

Ой, вьюга, да ой, вьюга!

Ну и что ж, что я — Яга?

Дочь потомственной Яги

Не глупее кочерги!

Захочу — переменюсь,

Стать другой не забоюсь.

Только как быть с мамой?

Как Яга, упрямой!

(Перестает петь.) Как быть с мамой? Ведь не брошу я ее одну? А если… ну, не бросить… а так… оставить…на время… (Сама себе с укором.) А еще человеком стать собралась! Додумалась, Ягуся! Люди так не поступают! А как они поступают? (Пожимает плечами.) Жила бы среди них, знала бы… (Смотрится в зеркало.) Нос как нос… Чуть-чуть длинноват… Уши как уши… Волосы… Глаза… Всем бы такие! Брови… тоже ничего… (После паузы, печально.) Ну, почему я не человек? Почему?



Раздается ехидный голос Бабы Яги: «А потому! Родилась Ягой, Ягой и живи!»



ЯГУСЯ. Мамка?! Опять подслушивала?! (Ищет что-то, находит уголек, берет его в руки.) Это ты, уголек?! Ах ты, шпион! (Бросает уголек в печку.) Вот, даже когда ни одной души нет, и то по душам поговорить нельзя! Ну что это за судьба такая!



Снова раздается голос Бабы Яги: «Обыкновенная судьба — Ягушачья! У всех Яг такая была, и у тебя такая будет!»



ЯГУСЯ. Нет, не будет! А тебе, маменька, стыдно за мной шпионить!

ГОЛОС БАБЫ ЯГИ. А вот и не стыдно! Обыкновенное дело!

ЯГУСЯ. Э-хе-хе, маменька… Обыкновенное! Шпионов-то правильно говорить научите! (Снова начинает искать «шпиона». Находит новенький лапоть.) Ага, попался! (Колдует.) Шукутур-букутур! Магатыр-багатыр…!

ГОЛОС ЛАПТЯ. Ая-яй-яй! Караул! Меня заколдовывают! А я еще новенький, я еще молоденький! Вся жизнь у меня впереди! Спасите, помогите!

ЯГУСЯ. Шпионить за мной будешь?

ГОЛОС ЛАПТЯ. А куда мне деваться? Заставляют, Ягуся…

ЯГУСЯ. А ты не поддавайся!

ГОЛОС ЛАПТЯ. Куда уж нам, лаптям… Сила не та… Пожалей меня, Ягуся, отпусти!

ЯГУСЯ. Эх ты, богатырь липовый! Ступай к порогу!



Ягуся бросает лапоть на пол, он ползет к порогу.



ГОЛОС ЛАПТЯ. Прости, Ягуся!

ЯГУСЯ. Я-то прощу. А вот совесть тебя замучает.

ГОЛОС ЛАПТЯ. Нет, не замучает. Я спать сейчас лягу, сплю я крепко-крепко!

ЯГУСЯ. Ну спи, если можешь. А я уж давно сон потеряла. (Подходит к окну и смотрит в него задумчиво.) Как только ночь подходит и месяц засияет в небе и звезды хоровод закружат, так здесь (прижимает руки к груди) сумятица и здесь (сжимает ладонями виски) такое…! Что именно — понять я не могу, но будто музыка и будто я — другая… Вот снова…! Снова…! Слышишь?



Звучит фрагмент из «Лунной сонаты» Л. Бетховена.



ЯГУСЯ. Как будто сон… А может, это я проснулась?



Раздается стук в дверь.



ЯГУСЯ. Конечно, сон… А в дверь стучится явь… От лишних мук, судьба, меня избавь!



Ягуся откидывает крючок на двери и быстро ложится в постель. Входят Баба Яга и Лихоманка.



ЛИХОМАНКА. Ну, здрасьте! (В ответ молчание.)

БАБА ЯГА (с тревогой). Молчит!

ЛИХОМАНКА. Уже хорошо — бреда нету!



Баба Яга подводит Лихоманку к постели Ягуси и усаживает на табурет.



БАБА ЯГА. Вот… доченька заболела… единственная…

ЛИХОМАНКА. Температуру мерили?

БАБА ЯГА. Нет…

ЛИХОМАНКА. И не надо. Бестолковое занятие.

БАБА ЯГА. Почему?

ЛИХОМАНКА. Скачет она у больных. То такая, то сякая. Вот выздоровеет Ягуся, тогда померяем. Лягушку на голову клали?

БАБА ЯГА. Нет…

ЛИХОМАНКА. Зря, очень помогает. Пульс есть? По глазам больной вижу, что есть. Ну-с, приступим. Открой, Ягуся, рот. (Ягуся послушно открывает рот.) Воспаления легких не видно. (Прослушивает Ягусю, приложив кулак к ее спине.) Кашля тоже не слышно. Вполне здоровая больная. (Обращаясь к Ягусе.) В детстве с крыши не падали? А в отрочестве? В юности? А с дерева? Из ступы случайно не выпадали? А нарочно? С помела тоже не кувыркались? (Получив на все вопросы отрицательные ответы Ягуси.) Вот видите, как все для вас удачно складывается. Может, и выздоровеете. На что жалуемся, больная?

ЯГУСЯ. На судьбу.

ЛИХОМАНКА (оборачивается к Бабе Яге). Лягушку на голову, другую лягушку на живот — как рукой всю хворь снимет!

БАБА ЯГА. Делать ничего не хочет. Ни гадостей, ни пакостей, ни мелких мерзостей. Мечтать стала… На гитаре с утра до ночи песни поет… И по ночам тоже — бессонница лапушку замучила… (Вытирает слезу.)

ЛИХОМАНКА (Ягусе). Ну-ка, дай-ка я тебе в глаза посмотрю. (Смотрит так, как делают это врачи, — раздвигая пальцами веки.) Да-а… Коварства ни в одном глазу нет. Бесстыжести — тоже. Тут двумя лягушками не обойтись — три лягушки надо. И еще пиявочек: пол-дюжинки с утра и десяточек после ужина за тридцать минут до бессонницы.

БАБА ЯГА. А если не поможет?

ЛИХОМАНКА. Тогда погибнет. (Баба Яга после этих слов нервно вскрикивает и сильно вздрагивает.) Да ты не пугайся, кума. Баба Яга в ней погибнет, а сама Ягуся жива останется. Просто она в человека превратится, ничего не попишешь.

ЯГУСЯ (радостно). Правда?!

ЛИХОМАНКА. Лекари больных никогда не обманывают.

ЯГУСЯ. Вот здорово: я — человек!

БАБА ЯГА. Доченька, одумайся! Тыщи лет людьми не были и еще тыщу протянем! Чего мы там не видали?!

ЛИХОМАНКА. С медициной у людей плохо. Тут меня кликнули, я округ себя повернулась, и вот она я! А там врача по полдня не дождешься.

БАБА ЯГА (Ягусе.) Слыхала?

ЯГУСЯ. Я там болеть не буду, это я здесь чахну.

ЛИХОМАНКА. На свежем воздухе чаще бывай. (Бабе Яге.) Летать в ступе утром и вечером от Лысой горы до Шабашкиной горки по два… нет, по три раза! Туда и обратно, туда и обратно, туда и обратно… Всю дурь выдует, если не продует.

БАБА ЯГА. Все книжки виноваты… Ехал тут один, по селам книги развозил. Возьми да и зайди ко мне водицы испить… А мне жалко? Что под руку подвернулось, тем и опоила горемыку. А книги ей для забавушки дала. Думала, рвать будет, каля-маля на листочках рисовать, глазоньки на картинках выковыривать… А она читать научилась! Вот и дочиталась…

ЛИХОМАНКА. Да-а… трудный случай… Чтением многие заражаются, а лекарства от этого нет. Одно спасение: интересных книг не давать, а все больше полезных подсовывать. От них, говорят, здорово скулы сводит. Два-три раза Ягусе скулы судорогой сведет — сама книжки бросит.

ЯГУСЯ. Не брошу, я в них идеал ищу!

ЛИХОМАНКА. Чего ищешь?

ЯГУСЯ. Идеал!

ЛИХОМАНКА. Что это?

БАБА ЯГА. Крем. Руки, лицо мазать. Давеча одна принцесса мимо проезжала, ну и заглянула ко мне маршрут уточнить. Тюбиков этих, баночек разных после нее осталось — уйма! (Показывает на Ягусю.) Все ей отдала, пусть играется.

ЯГУСЯ. Не принцесса это была, а ученая. Сказки ездила собирала.

ЛИХОМАНКА. Дособиралась болезная… Ну-ну…

ЯГУСЯ. Отпустили мы ее! А тюбики с кремом, верно, оставила она. Но я другой идеал ищу, не тюбиковый! А она (жест в сторону Бабы Яги) не понимает!

БАБА ЯГА. Где уж нам за вами, грамотными, угнаться! А лес свой мы не бросим! Вон стоит, иди полюбуйся! Охраняли мы его, берегли — потому и целый.

ЛИХОМАНКА. Наполовину.

БАБА ЯГА. Что? Ну да, наполовину… (Ягусе.) А ты к людям уйдешь — он весь погибнет. Страху у людей не будет — валом в лес повалят.

ЯГУСЯ. А совесть на что?

БАБА ЯГА. Так она не у всех имеется. А меня все боятся! Как гукну, как взвою — они и бегут, окаянные!

ЛИХОМАНКА. Трусцой?

БАБА ЯГА. Трусцой!

ЛИХОМАНКА. Ну что ж, это полезно. Как лекарь не возбраняю пугать. (Поднимается с табурета.) Ну, милые, до свидания. К себе пойду. А вас — с Новым годом!

БАБА ЯГА. Спасибо, кума. Тебя тоже — с новогодьем!

ЯГУСЯ. С Новым годом, тетя! (Тихо.) Шукутур-букутур!

ЛИХОМАНКА. Чего?

ЯГУСЯ. Это я так, про себя. А что у тебя, тетя, в кармане лежит?

ЛИХОМАНКА. В левом? Лягушка сушеная от простуды.

ЯГУСЯ. А в другом?

ЛИХОМАНКА. В другом ничего нет.

ЯГУСЯ. А ты посмотри.

ЛИХОМАНКА. А чего смотреть? Утром еще смотрела — пусто.

ЯГУСЯ. А ты все-таки посмотри!



Лихоманка сует руку в правый карман и достает из него румяное яблоко.



ЛИХОМАНКА. Ишь ты, гостинец! И как он туда закатился?!

БАБА ЯГА. Доченька постаралась. На глупости разные у нее всегда время найдется, а вот чтобы делом заняться, профессию подтвердить — на это ее не хватает.

ЯГУСЯ. С Новым годом, тетушка Лихоманка!

ЛИХОМАНКА. Спасибо. (Бабе Яге.) А говоришь, что дочка твоя с панталыку сбилась! Вон как колдует!

БАБА ЯГА (сердито). А-а-а…!

ЛИХОМАНКА. Ты все-таки пиявочек попробуй, лягушек пожирней выбери. Авось, поможет. Ну, я пошла!



Оборотилась Лихоманка несколько раз вокруг себя и сгинула.



БАБА ЯГА. Вставай, дочка, хватит лежать. Из погреба, что найдешь съестного, принеси, стол накрой. А я на речку сгоняю.

ЯГУСЯ. Зачем?

БАБА ЯГА. Лягушек мороженых наковыряю, пиявочек сонных выберу. Лечить-то тебя надо! Я мигом! (Взяла помело, села на него, вспомнила, что заслонка в печке закрыта, и вышла через дверь наружу.)

ЯГУСЯ (встав с постели). Точно, делом нужно заняться! А то придут Морозко и заяц, а у нас Новым годом и не пахнет! (После паузы.) А чем он пахнет? (С грустью.) У людей — елкой… (Весело.) И у нас елкой! Руки есть, голова есть — так за дело, Ягуся, за дело!



Ягуся начинает наводить в избушке порядок.


Действие второе


Картина третья

Прошло каких-нибудь два часа, а избушку Бабы Яги не узнать: посередине стоит наряженная елка, тянутся от угла к углу разноцветные гирлянды и бумажные цепи, стоит стол с угощениями. Ягуся в нарядном платье прикрепляет последние украшения к елке. Рядом с ней стоит Баба Яга и тяжело вздыхает.



БАБА ЯГА. Доченька, одумайся, что ты делаешь? За вечер ни одной пакости не сотворила! Вспомни, чья ты дочь?!

ЯГУСЯ. Чья дочь — помню, а пакостей делать не стану! (Показывает елочную игрушку.) Красивая?

БАБА ЯГА. Красивая. Тяпни ее, доченька, о печку, доставь матушке удовольствие.

ЯГУСЯ. Красоту — вдребезги?! Ты что, матушка!

БАБА ЯГА. Красоту кто уничтожает? Нечистая сила. Докажи, что ты Яга настоящая!

ЯГУСЯ. Не буду!

БАБА ЯГА (с горечью). Во времена настали: дети родителей не слушают, родная дочь свою маменьку понять не хочет! Да разве ж раньше такое было?!



Раздается стук в дверь.



ЯГУСЯ (радостно). Морозко! (Открывает дверь и впускает Морозку.)

МОРОЗКО. Вечер добрый! (Бабе Яге.) С Новым годом, уважаемая!

БАБА ЯГА (ворчливо). Тоже радость — Новый год… Мне и в старом неплохо было.

МОРОЗКО. С Новым годом, Ягуся!

ЯГУСЯ. Спасибо, Морозко, и тебя с Новым годом! Проходи!

МОРОЗКО (виновато). Не сердишься на меня?

ЯГУСЯ. За что?

МОРОЗКО. За это… (Пальцем касается своего носа.)

ЯГУСЯ. А…! Я уже забыла про это.

БАБА ЯГА. Добрая… Простила… А если б напрочь отморозил?

ЯГУСЯ. Ну не отморозил же? Зачем злиться?



Ягуся хочет взять посох у Морозки, но тот не дает его.



МОРОЗКО. Нельзя, Ягуся! К этому посоху, кроме брата моего и меня, никто прикасаться не должен. Иначе вмиг в ледышку превратится. Я его сам поставлю. (Ставит посох в угол.)

БАБА ЯГА. Такую страсть в избу несешь! Спасибо за подарочек!

МОРОЗКО (виновато.) Предупредил же… А принес я его, чтобы подарок сделать.

БАБА ЯГА. Какой?!

МОРОЗКО. Необыкновенный, сказочный!

БАБА ЯГА. Что же ты тянешь?! Делай скорее, мы с Ягусей подарки страсть как любим!

МОРОЗКО. Чуть попозже, уважаемая. Еще не все собрались.

БАБА ЯГА. Все, касатик, все тут! Делай!

ЯГУСЯ. Зайца еще нет.

БАБА ЯГА. Невелик принц. Его, может, волки съели, а мы ждем.

ЯГУСЯ. Еще пять минут — и начнем. (Испуганно.) Ой, что это?! Ай!

МОРОЗКО (тоже посмотрел на пол и тоже испугался). Ой! Ой-ей-ей…!



Ягуся и Морозко дружно запрыгивают на сундук.



БАБА ЯГА. Вы чего? Козы, что ли?

ЯГУСЯ. Вон…! Вон, матушка…! (Тычет пальцем под стол.)

БАБА ЯГА (всплеснув руками). Батюшки! Караул! Лекарства мои разбежались! (Хватает ведро и начинает собирать в него оттаявших в тепле лягушек.) Слезай, доченька… Это — квакушки… Оттаяли в тепле, вот и запрыгали.

МОРОЗКО. Я так и думал… Гляжу — лягушки…

БАБА ЯГА (собрав лягушек). Что же тогда на сундук сиганул?

МОРОЗКО. Ягуся прыгнула, ну и я за ней…

ЯГУСЯ. Нет, это я за тобой!

МОРОЗКО. Нет, ты первая скакнула!

ЯГУСЯ. Я?

МОРОЗКО. Не я же.

ЯГУСЯ. Да я тебя…!

БАБА ЯГА (снова хватает в руки ведро). Молодец, дочка! Давай и его в лекарства превратим!

ЯГУСЯ (Морозке). Прости, погорячилась…

МОРОЗКО. Это я погорячился. Иногда я такой горячий бываю!



Ягуся и Морозко, взявшись за руки, дружно спрыгивают с сундука.



БАБА ЯГА (ворчит.) Погорячилась она… Растаяла… Лягушка ты, что ли?! (Ставит ведро на место.)

ЯГУСЯ. Они запрыгали, вот и мы запрыгали. Но мы — не лягушки.

БАБА ЯГА. Трусы вы! Лекарства испугались! Люди от лекарства так не скачут!

ЯГУСЯ. А ты откуда это знаешь? Может, и они скачут?

БАБА ЯГА. Они смелые! (Прикусывает язык.) Ой… Трусливые они, трусливые! Еще как скачут! (После паузы, кивая на ведро с лягушками.) Пойду на погребицу отнесу, лекарства в темном и прохладном месте хранить надо, а я забыла. (Уходит.)

ЯГУСЯ (подойдя к окну). Твой брат, Морозко, явно перестарался. Разве можно так морозить? Ни одной живой души не видно, все попрятались!

МОРОЗКО. А это не он, это я.

ЯГУСЯ. Ты?!

МОРОЗКО. Я. Поспорили мы с ним, вот я холоду и нагнал.

ЯГУСЯ. А про других подумал? У зайца даже норы нет, чтобы спрятаться! Так бедняжка и бегает от кустика к кустику!

МОРОЗКО. Не ворчи, Ягуся. Ну, не подумал… Раззадорился, вот и перехолодил малость… Больше не буду. (После паузы.) Спела бы… Я уж давно не слыхивал, как ты поешь, с тех самых пор… (Показывает на кончик носа.)

ЯГУСЯ. Тебе, Морозко, веселые песни нравятся, а у меня в последнее время все грустные поются. (Берет гитару, поет романс.)

Одна отрада в жизни у Ягуси:

Гитарный звон с печали и тоски.

И я на струны слезы лью, как бусы,

Мне так хотелось жить бы по-людски!

Я тяжкий вздох издам усталой грудью,

Хоть здесь никто страданий не поймет:

Моя душа засохнет на безлюдье

И красота навеки пропадет.

Ягусей быть несладко и непросто,

В глуши лесной растратить целый век…

Мои друзья зайчонок и Морозко,

Но хоть один мне нужен человек!

Меня увидев, и охотник трусит

И норовит обманный сделать финт…

А кто я есть? А я всего Ягуся!

И с детских лет, увы, не вундеркинд!

И с детских лет, увы, не вундеркинд…

(М. С. Муллин)



Открывается дверь, и в избушку влетают замерзшие Баба Яга и заяц. Баба Яга, трясясь от холода и зажимая в кулак отмерзший нос, подбегает к печке и сует в нее голову. Заяц, весь продрогший, кладет на сундук сверток, бежит к печке и прижимается к ней то спиной, то животом.



ЯГУСЯ. Бедненькие…

БАБА ЯГА (высунув нос из печки). Все он виноват! (Показывает на Морозку и снова прячет голову в печку.)

МОРОЗКО. Сказал же, больше не буду…

ЯГУСЯ. Он больше не будет. Простим его? Новый год на дворе!

ЗАЯЦ. Ладно, простим. (Подходит к Бабе Яге и касается лапкой ее спины.) Тетя Яга, простим его?



Баба Яга вытаскивает голову из печи, смотрит с улыбкой на зайца.



БАБА ЯГА. Добренький… Нежненький… Мягонький… Ух, так бы тебя и съела! (Морозке.) Ладно, прощаю.

ЯГУСЯ. Ура! Мир! (Командует.) Все за стол!

ЗАЯЦ. Погоди, Ягуся, сначала подарки вручить нужно.



Берет с сундука сверток, разворачивает его. В свертке лежат две деревянные фигурки: одна напоминает очертаниями Бабу Ягу, другая вообще ничего не напоминает.



ЗАЯЦ. Это вам, тетя Яга. (Вручает Бабе Яге ее скульптурный портрет.) А это тебе, Ягуся. (Дарит Ягусе другую фигурку.)

БАБА ЯГА. Ой… Че же это такое?

ЗАЯЦ. Вы!

БАБА ЯГА. Я?! Вот эта кривуля — я?!

ЗАЯЦ. Вы. Я так вижу вас.

БАБА ЯГА. Я стройная! У меня две руки! (Ягусе.) Спрячь в сундук! И никому не показывай! Засмеют! (Зайцу.) Спасибо за подарочек! За мной теперь должок!

ЯГУСЯ (показывая зайцу другую фигурку). А это что? Красивое, но непонятное…

ЗАЯЦ. Скульптура из дерева. Называется… «Муки творчества». Видите, как все переплетено? Лучшая моя работа!

МОРОЗКО. Как тебе удается? Трудно, наверное, скульптуру делать?

ЗАЯЦ. Приходится попотеть. Главное — материал подходящий подобрать. Беру подходящий кусок дерева и выгрызаю все лишнее.

МОРОЗКО. Я из дерева не умею. Из снега, льда — пожалуйста.

БАБА ЯГА. На сегодня хватит! Наморозил — носу на улицу на высунешь. Кума Лихоманка стрелой летает и то боится второй раз на огонек ко мне заглянуть. А ей тоже на елочку хочется!



В этот момент становится слышно какое-то странное гудение и через несколько секунд глухой удар в дверь.



БАБА ЯГА. Что такое?! (Открывает дверь: за порогом стоит припорошенная снегом Лихоманка.) Кума?! Живая?!

ЯГУСЯ. Тетя?! Что с тобой?!



Баба Яга, Ягуся и Морозко помогают Лихоманке войти в избушку, сажают ее на лавку.



ЛИХОМАНКА. Мо… мо… мо…

БАБА ЯГА. Молока? Сейчас вскипячу!

ЛИХОМАНКА. За… за… за…

БАБА ЯГА. Зайчика? Сейчас зажарю?

ЛИХОМАНКА. Мо… мороз… за… за…морозил…



Ягуся, Баба Яга и заяц с укором смотрят на Морозку.



МОРОЗКО. Я че… я ниче… Я думал… А не подумал… Я больше не буду.

ЯГУСЯ. Сейчас мы тетю Лихоманку отогреем! Прошу гостей к столу! Маменька, наливай чай!



Все усаживаются за стол. Баба Яга из самовара разливает гостям чай.



ЛИХОМАНКА. С… с… с…

БАБА ЯГА. Сахарку?

ЛИХОМАНКА. С… с Новым годом!

ЯГУСЯ. Спасибо, тетя. Тебя тоже.

БАБА ЯГА. Теперь мой черед подарки дарить. (Колдует.) Шагатар-багатар! Шукудум-букудум! Шугутыр-бугутыр! (В руках у нее появляется морковка. Баба Яга вручает ее зайцу.) Держи, касатик…

ЗАЯЦ. Ой… Спасибо!

БАБА ЯГА. Спасибо потом скажешь. И ойкать потом будешь. Ты жуй, не стесняйся!



Заяц вертит морковку в лапках, любовно ее рассматривая, затем решительным жестом отрывает зеленый хвостик. Морковка взрывается, как новогодняя хлопушка.



ЗАЯЦ. Привет семье… (Падает без чувств на пол.)

БАБА ЯГА (подходит к зайцу и поднимает его переднюю и заднюю лапы. Лапы безжизненно падают). Шутка удалась на славу…

ЯГУСЯ. Заинька! Миленький! (Помогает зайцу прийти в себя, сажает его снова на стул.) Стыдно, маменька, гостей пугать!

БАБА ЯГА. А хозяев можно?! Он зачем меня в корягу превратил?!

ЗАЯЦ. Я не превратил… Я воплотил… Образ ваш запечатлел…

БАБА ЯГА. Образ?! (Лихоманке.) Вот художники пошли: нарисуют образину, а говорят «образ». И шугануть их нельзя, скажут — не понимаешь того, что они понимают. Ладно, я не обидчивая… (Ягусе.) Спой нам, доченька, что-нибудь новогоднее. А вы, гости дорогие, кушайте, пожалуйста.

ЯГУСЯ (взяв гитару.) А почему у нас елочка без огней? Морозко, заяц, что нужно сказать?

МОРОЗКО. Скажем дружно: раз, два, три!

ЗАЯЦ. Ну-ка, елочка, гори!

ЯГУСЯ. Запомнила, тетя? А ты, матушка? Тогда скажем все вместе.

ВСЕ (хором). Скажем дружно: раз, два, три! Ну-ка, елочка, гори!



На елке вспыхивают разноцветные гирлянды.



ЛИХОМАНКА. Красота! Огоньки! Как на болоте! Только ярче!

ЯГУСЯ. А теперь мой подарок. Всем. Песня. (Начинает петь, играя на гитаре.)

Мой привет лесному шустрому народу

Я с гитарой посылаю в этот час:

С Новым годом! С Новым годом! С Новым годом!

Разрешите от души поздравить вас!

Новый год не пустяковая обновка,

Обновляется не что-нибудь, а мир!

Новый год — он будет…

(М. С. Муллин)



ЗАЯЦ (нетерпеливо перебивает).

Сладким, как морковка?

ЯГУСЯ.

Как морковка, заяц, как капуста и… пломбир!

Он придет к нам как приятель, то есть просто,

Наши двери, наши души отворя.

Новый год веселым будет…

ЗАЯЦ (снова перебивает).

Как Морозко?

ЯГУСЯ.

Как Морозко, заяц, как зайчишки и… как я!

Поубавит неприятностей и грусти,

Нас избавит от напраслин и вранья.

Новый год — он будет…

ЗАЯЦ (перебивает.)

Добрым, как Ягуся!

БАБА ЯГА.

Как Ягуся?

Ну а я-то думала, что будет он, как я!

Кончив петь, Ягуся делает легкий общий поклон. Все аплодируют.



МОРОЗКО. А теперь мой черед! (Берет в руки запрятанный посох.)

ЛИХОМАНКА. Батюшки…! Никак Мороза Иваныча посох?!

МОРОЗКО. Его! А сейчас мой! Я теперь все могу! Правда, три раза…

БАБА ЯГА (передразнивает). Все могу, все могу! Морозить можешь, а больше ничего!

МОРОЗКО. Да? А вот увидите!

БАБА ЯГА. Не увидим!

МОРОЗКО. А я докажу!

БАБА ЯГА. Не докажешь!

МОРОЗКО. Я?!

БАБА ЯГА. Ты!

МОРОЗКО. А вот сейчас! Сейчас… (Думает, что бы сделать волшебное.)

ЯГУСЯ. Морозко, матушка тебя дразнит!

ЗАЯЦ. Морозко, остудись!

МОРОЗКО. Отстань, заяц! Я и так студеный! Сейчас…



Морозко подходит к печке и, увидев в ней жареного поросенка, касается его посохом. Поросенок оживает и с визгом выпрыгивает из печки. Побегав немного возле печки, исчезает под ней в подполе.



БАБА ЯГА. Караул! Ограбили! Жаркого лишили! (Склоняется к отверстию под печкой и жалобно зовет поросенка.) Хрюня… Хрюнюшка…! Вернись, касатик! Вернись, родимый! Что я тебе плохого сделала? Ничего я тебе плохого не делала! Вернись, лапонька, обрадуй свою бабулечку! Хрюня, Хрюня! (Прислушивается. После паузы.) Сгинул… Поросенок неблагодарный! Я ли его не кормила, я ли его не лелеяла? (Подходит к Морозке.) Ты виноват! Расколдовался тут, понимаешь!

МОРОЗКО. Я че… Я ниче… Хотел как лучше… Вы не верили, а я доказал…

БАБА ЯГА. Доказал! Жаркого лишил! Всех! Верни немедленно!

МОРОЗКО. Хорошо, я сейчас…

ЗАЯЦ (останавливает Морозко). Погоди! У тебя в руках такая сила, такая силища, а ты ее на пустяки размениваешь!

МОРОЗКО. Я и хотел что-нибудь необыкновенное сотворить… Для тебя, для Ягуси…

ЗАЯЦ (Ягусе). У тебя какое самое заветное желание? Говори, Морозко выполнит!

МОРОЗКО. Враз выполню! Говори, Ягуся.

ЯГУСЯ. Заветное? Да я, пожалуй, и сама не знаю…

БАБА ЯГА. Озолотиться она мечтает! Чтоб весь сундук (хлопает по сундуку ладонью) золотом был засыпан!

ЯГУСЯ. Нет! Зачем нам золото? Я другое хочу….

ЛИХОМАНКА (Бабе Яге). Лягушку, лягушку тащи скорее! На голову надо! Опять у Ягуси болезнь начинается!

БАБА ЯГА. Ой! Да они на погребице!

ЛИХОМАНКА (достает из кармана ужа). На ужика! Суй за шиворот Ягусе, тоже хорошо помогает!

ЯГУСЯ. Не надо мне ужика! И лягушки не надо! Здоровая я! (После паузы.) Ну хочется мне человеком стать, ну что тут поделаешь! Другой жизни хочу, человеческой… Что тут плохого?

БАБА ЯГА. А я куда? Одна здесь куковать останусь?

ЯГУСЯ. И ты со мной! К людям!

БАБА ЯГА. Ни за что! Тыщу лет Ягой в лесу прожила и еще проживу! А по-человечески жить не стану!

ЯГУСЯ. Почему?

БАБА ЯГА. А вот не желаю! Пусть люди сами сначала по-человечески жить начнут, а тогда и я… подумаю.

МОРОЗКО. Так превращать Ягусю в человека или не превращать? Решайте быстрее! Уж так мне не терпится чудо совершить — ну слов нет!

ЗАЯЦ. Погоди, торопыга! То морозишь без ума, то поросят жареных под печки загоняешь… Поспешишь — людей насмешишь!

МОРОЗКО. Так то людей!

ЗАЯЦ. И нас смешить не нужно. Хотя — какой смех от твоей торопливости… Одно горе! Видишь, матушка Ягуси против?

ЛИХОМАНКА. И я против! Захворала она, как лекарь говорю, захворала!

ЗАЯЦ. Решай, Ягуся. Как сердце подсказывает, так и сделай.

ЯГУСЯ. Как сердце подсказывает… А откуда у дочки Бабы Яги — сердце? Нет у нас сердца, бессердечные мы! Потому и человеком стать хочу.

ЗАЯЦ. Мать одну в лесу оставишь, сама в город уедешь — разве это по-человечески?

ЯГУСЯ. Не знаю…

МОРОЗКО. Вот станешь человеком — и узнаешь! Эх, да что там! (Морозко взмахивает посохом, но заяц его останавливает.)

ЗАЯЦ. Стой, Морозко! Не делай ошибки! Стой! (Хватается лапой за посох и замирает.) Все… Замерзаю… Совсем замерзаю… Леденею… Все… (Падает на пол без чувств.)

МОРОЗКО. За посох волшебный схватился! Вот глупенький! Нельзя же! Ведь я говорил…!

ЯГУСЯ (склонившись над зайцем). Заинька! Очнись, родимый! Открой глазки! Дерни лапкой! (После паузы.) Нет, заледенел… Инеем покрылся…

БАБА ЯГА. Ну, Морозко! Весь новогодний ужин испортил! Зайца мне только свежемороженного и не хватало! В собственной шкуре! Его теперь и не вынуть…

ЯГУСЯ. Не дам зайца лопать! Отогрею — оживет косой!

МОРОЗКО. Прости, Ягуся, я виноват. Не углядел…

ЯГУСЯ. Речки замораживай, а косых не трогай! Где помело, мамань?! Я его сейчас живо отсюда вымету!

БАБА ЯГА (радостно). Вымети, доченька, вымети! Вот оно помело — в ступочке, за печечкой! (Подает Ягусе помело.)

ЛИХОМАНКА. Погоняй его, Ягусенька, погоняй. Полезно для здоровья, как лекарь говорю.

МОРОЗКО. Погоди, Ягуся. Виноват, каюсь.

БАБА ЯГА. Нам из твоего покаяния шубы не шить. Гони его, дочка, в шею! Покажи, чья ты дочка!

ЯГУСЯ (опомнившись). Новый год на дворе… Морозко к нам в гости пришел… настоящий… А мы его в шею, помелом… Нелюди мы, что ли?

БАБА ЯГА. Они самые, доченька!

ЯГУСЯ. Не хочу. Противно. Хватит. Меняться надо, к лучшему. Садись, Морозко, будь гостем.

МОРОЗКО. Не горюй, Ягуся. У меня ведь еще два чуда в запасе осталось.

ЯГУСЯ. Точно! Оживляй зайца скорее! Оживляй, Морозко!

МОРОЗКО. Сейчас.

БАБА ЯГА. На зайца… такое добро тратить… В сундуке — шаром покати… Золота — ни копейки…

ЯГУСЯ (строго прикрикивает). Мама, все!

БАБА ЯГА. Молчу…



Морозко касается посохом зайца. Все внимательно смотрят. Некоторое время заяц еще лежит не шевелясь, но вот он оживает и медленно поднимается с пола.



ЗАЯЦ. Ох… Вот страху натерпелся… И сказать не могу — язык в ледышку превратился! (Морозке.) Спасибо, Морозко!

МОРОЗКО (смущенно). Вроде бы не за что…

БАБА ЯГА. Такие возможности упустили! Избушка вся покосилась — поправить некому; сундук, даром что кованый, пустой стоит; в посуде недостача; опять же поросенок сбежал… Домовые его наверняка себе забрали! Кругом разор… А вы чудеса на ерунду переводите! Глаза бы мои на это не глядели! А, да ну вас! (Обиженно отворачивается.)

МОРОЗКО. У меня еще одно чудо осталось. Я вмиг…

ЗАЯЦ (перебивает). Снова вмиг?! Ну, торопыга!

МОРОЗКО. Я че… Я ниче… Как скажете…

ЯГУСЯ. Когда ты, Морозко, от торопливости излечишься?

ЛИХОМАНКА. Когда я за него возьмусь. Пропишу ему что следует, сколько следует — и вылечится.

МОРОЗКО. Спасибо, не надо. Я сам. Что делать-то? Ночь новогодняя скоро кончится, а у нас еще чудо осталось не совершенное.

БАБА ЯГА (шепчет Морозке интригующе). Морозко… Эй, Морозко… Давай… (Стучит ладонью по сундуку и заговорщицки подмигивает.) Половина твоя!



В ответ Морозко отрицательно мотает головой.



ЛИХОМАНКА. Хитрая ты, кума! Про себя только думаешь. Чудо одно, а разделить его надо на всех.

ЗАЯЦ. Правильно! (И тут же добавляет с удивлением.) А как?

ЯГУСЯ. Я знаю как. Эх, не буду я в человека превращаться! Нельзя с помощью колдовства человеком стать — ничего хорошего из этого не получится. Человек, он как птица свободным быть должен, а не ходить всю жизнь заколдованным.

МОРОЗКО. Так что мне делать, Ягуся? Гляди — ночь новогодняя к концу подходит!

ЯГУСЯ. А ты продли ее. Продли этот праздник для всех. Сможешь?

МОРОЗКО. Не знаю… Но я попробую!

ЗАЯЦ. Только сделай ее потеплее. И пусть снег пушистый пойдет!

ЛИХОМАНКА. А еще пусть метель утихнет и небо прояснится.

БАБА ЯГА. А то ни луны, ни звезд… Тоже мне, ночь новогодняя!

ЯГУСЯ. А еще, Морозко, пусть северное сияние появится. Ну хотя бы на пять минут! Слышала о нем, в книгах читала, а видывать не видывала.

ЗАЯЦ. А оно не страшное?

ЯГУСЯ. Нет, оно красивое.

ЗАЯЦ. Тогда делай, Морозко, я не возражаю.

МОРОЗКО. Можно?

ЯГУСЯ. Давай!

МОРОЗКО (взяв волшебный посох в правую руку и подняв его вверх).

Звезды, ярче небосвод

Золотом украсьте.

Приходи к нам, Новый год,

Принеси нам счастье.

Пусть метель в лесу уймется

Белая, как лебедь.

Пусть сияние зажжется

Северное в небе.

Чтоб смотрел честной народ,

Танцевал, смеялся,

Чтобы этот Новый год

Долго вспоминался!

(М. С. Муллин)



ЯГУСЯ. Чтобы этот Новый год долго вспоминался…

ВСЕ (хором).

Чтобы праздник на земле

Долго не кончался!

И проступили где-то в вышине золотые звезды и молодой месяц, зазвучала красивая музыка, стали переливаться разноцветные лучи и сполохи. А вскоре прибыл по воздуху в волшебных летучих санях Мороз Иванович. Поманил он младшего брата рукой, и тот взлетел к нему в сани.



МОРОЗ ИВАНОВИЧ (обращаясь к зрителям.) С Новым годом вас всех, дорогие! С новым счастьем!

МОРОЗКО. До скорой встречи! До новой елки!



Помахали братья Морозы на прощание зрителям руками и умчались в своих чудо-санях вдаль. А те, кто остался, еще долго смотрели им вслед.



КОНЕЦ

 

Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Поиск

МАТЕМАТИКА

 
 

Блок "Поделиться"

 

 

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.