logo
 

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

 

В истории каждого народа существуют свои загадки и тайны. Само собой, эти загадки и тайны есть и в истории русских. Может быть, относительно тайн этой истории «повезло» даже больше, чем другим европейским государствам. Во всяком случае, если о происхождении и ранней истории французов или англичан нам известно очень многое, то с историей российской все обстоит немного иначе. Народ, который принято называть русским, выскакивает на мировую арену точно чертик из табакерки: только что его словно бы и не было, и – вот он. До десятого века и речи не идет ни о каких руссах, их не существует ни в западных, ни в восточных исторических документах, и вдруг сведения о руссах начинают появляться в арабских странах, Византии, в западных землях, некогда принадлежавших великому Риму. И с этого времени имя их уже не исчезает и не теряется во тьме веков.

Подробнее...

О древнейшем периоде русской истории мы знаем из текста «Повести временных лет», которая была написана в Киево-Печерском монастыре, затем дополнена и переработана в XII веке по просьбе князя новгородского Мстислава Владимировича игуменом Сильвестром в Выдубицком Михайловском монастыре. Первоначальный текст, по преданию, был написан монахом Нестором, а Сильвестр довел его летописание до времени, в котором жил сам. Андрей Никитин, исследовавший структуру «Повести временных лет» и ее возможных авторов, пришел к выводу, что одним из них был, несомненно, новгородец, поскольку в тексте использованы новгородские легенды и события, а другой был киевлянином, его Никитин называет «краеведом».

Подробнее...

«В год 6367 (859). Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары, брали с поля, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма». Так в летописи под 859 годом появляются наши варяги, в которых многие видят завоевателей и грабителей. Причем первое предложение относится к Новгороду и северным территориям, а второе – к югу и южным территориям Хазары до Новгорода не доходили, главной мишенью для них были города южной Руси. Новгородцы, которые охотно создавали из иностранцев наемную армию, похоже, использовали ее не только для охраны во время морских и речных переходов, но и для «работы с подчиненным населением», склонным к бунтам.

Подробнее...

Никакой европейский народ не стесняется того факта, что некогда подвергся заво еванию и насильственному огосударствливанию. Сначала народы Европы попали под пяту Рима, который владел землями от Азии до Шотландии, затем в Средние века пришли новые захватчики – норманны. И как только эти активные и отчаянные воины захватывали какую-то страну, появлялась на свет легенда о… призвании троих правителей над не способным к собственной организации народом. Этот простой довод, который с самого начала приводили норманнисты, как раз и бесил славянофилов более всего – и те стремились отыскать следы реального Рюрика, Трувора и Синеуса. Даже упоминание Варяжского моря как источника свалившегося несчастья считалось притянутым за уши.

Подробнее...

Спустя три года после получения власти князь Олег, прозванный впоследствии Вещим, отправился возвращать свой – а он считал город таковым – Киев. На юг он продвигался в ладьях, попутно завоевывая население, сажая на местах своих варягов и основывая новые города. По сути, сама операция была организована для полного и фактического закрепления власти Новгорода. Летопись дает весьма скромное описание деяний Олега: "В год 6390 (882). Выступил в поход Олег, взяв с собою много воинов: варягов, чудь, словен, мерю, весь, кривичей, и пришел к Смоленску с кривичами, и принял власть в городе, и посадил в нем своего мужа.

Подробнее...

О различных людях, ходящих в Греческую землю и остающихся в долгу. Если злодей не возвратится на Русь, то пусть жалуются русские греческому царству, и будет он схвачен и возвращен насильно на Русь. То же самое пусть сделают и русские грекам, если случится такое же.

В знак крепости и неизменности, которая должна быть между вами, христианами, и русскими, мирный договор этот сотворили мы Ивановым написанием на двух хартиях – Царя вашего и своею рукою, – скрепили его клятвою предлежащим честным крестом и святою единосущною Троицею единою истинною Бога вашею и дали нашим послам. Мы же клялись царю вашему, поставленному от Бога, как божественное создание, по вере и по обычаю нашим, не нарушать нам и никому из страны нашей ни одной из установленных глав мирного договора и дружбы. И это написание дали царям вашим на утверждение, чтобы договор этот стал основой утверждения и удостоверения существующего между нами мира. Месяца сентября 2, индикта 15, в год от сотворения мира 6420".

Подробнее...

Начнем с того, что буде Игорь Рюриковичем, сыном своего легендарного отца, то к моменту обретения власти он достиг бы уже преклонных лет. Если он родился в 865 году, как дают летописи, то в 912 ему бы исполнилось уже 47 лет. Для Средневековья это не середина, а чаще всего закат жизни. Однако наш Игорь превосходно себя чувствует, женится в возрасте 36 лет, через сорок (!) лет рождает сына Святослава и погибает глубоким стариком накануне своего восьмидесятилетия! Если в год принятой летописями смерти Рюрика ему было два года, то его женитьба в 903 году (в 25 лет) вызывает гораздо меньше нареканий, но рождение сына наследника спустя почти сорок лет и от той же Ольги, которой перевалило за пятьдесят, – невозможно хотя бы в силу физических особенностей женского организма К моменту гибели самого Игоря ему бы исполнилось около семидесяти лет. Непонятна и функция Олега как регента при "малолетнем" князе.

Подробнее...

О том, откуда была родом верная жена князя Игоря и мать великого русского воина Святослава, достоверных сведений не сохранилось. Известно только, что в 903 году правитель Руси Олег избрал для Игоря супругу, которая, по сказанию Нестора, была привезена из-под Пскова. По другому летописному источнику, Иоакимовой летописи, которой пользовался знаменитый историк Татищев, получается, что Ольга родилась в Изборске, маленьком городке рядом с Псковом, что была она внучкой Гостомысла и называлась Прекрасою, то есть, на современном языке, Красавицей. Имя Ольги приняла она от Олега, а до этого звалась русским языческим именем. В Минеях же записано так: "Родися Ольга в области Псковской, в веси Выбутовской, яже ныне есть близ Пскова; града же оного тогда не было".

Подробнее...

"Ольга же была в Киеве с сыном своим, ребенком Святославом, – пишет летопись в год 945-й, – и кормилец его был Асмуд, а воевода Свенелъд – отец Мстиши. Сказали же древляне: "Вот убили мы князя русского; возьмем жену его Ольгу за князя нашего Мала и Святослава возьмем и сделаем ему, что захотим". И послали древляне лучших мужей своих, числом двадцать, в ладье к Ольге, и пристали в ладье под Боричевым. Ведь вода тогда текла возле Киевской горы, а люди сидели не на Подоле, но на горе. Город же Киев был там, где ныне двор Гордяты и Никифора, а княжеский двор был в городе, где ныне двор Воротислава и Чудина, а место для ловли птиц было вне города; был вне города и другой двор, где стоит сейчас двор доместика, позади церкви святой Богородицы; над горою был теремной двор – был там каменный терем.

Подробнее...

"И послала Ольга к древлянам, и сказала им: "Если вправду меня просите, то пришлите лучших мужей, чтобы с великой честью пойти за вашего князя, иначе не пустят меня киевские люди". Услышав об этом, древляне избрали лучших мужей, управлявших Деревскою землею, и прислали за ней. Когда же древляне пришли, Ольга приказала приготовить баню, говоря им так: "Вымывшись, придите ко мне". И натопили баню, и вошли в нее древляне, и стали мыться; и заперли за ними баню, и повелела Ольга зажечь ее от дверей, и тут сгорели все".

В этот раз наша княгиня использовала другой традиционный обряд – подготовку к свадьбе, когда гостям должна оказываться высокая честь – зная, что они приехали издалека, княгиня сделала вид, что желает дать им возможность предстать перед "невестой" в чистом платье и с чистыми телами.

Подробнее...

Летопись рассказывает о крещении Ольге в самых светлых тонах:

"В год 6463 (955). Отправилась Ольга в Греческую землю и пришла к Царьграду. И был тогда царь Константин, сын Льва, и пришла к нему Ольга, и, увидев, что ста очень красива лицом и разумна, подивился царь ее разуму, беседуя с нею, и сказал ей: "Достойна ты царствовать с нами в столице нашей". Она же, поразмыслив, ответила царю: "Я язычница; если хочешь крестить меня, то крести меня сам – иначе не крещусь". И крестил ее царь с патриархом. Просветившись ж, она радовалась душой и телом; и наставил ее патриарх в вере, и сказал ей: "Благословенна ты в женах русских, так как возлюбила свет и оставила тьму. Благословят тебя сыны русские до последних поколений внуков твоих". И дал ей заповеди о церковном уставе, и о молитве, и о посте, и о милостыне, и о соблюдении чистоты телесной.

Подробнее...

Этот вопрос ученые стали себе задавать, когда натолкнулись на описание "киевской осады печенегами". И вот почему. Если после времен Святослава, лет через пятьдесят, печенеги действительно доходили до Киева и жгли город примерно раз в год, то при Святославе печенеги появлялись только на северном берегу моря, к верхнему течению Днепра они подниматься не рисковали. Печенеги были степным народом, который неожиданно появился в Причерноморье. Константин Багрянородный писал о печенегах (называя их пачинакитами): "В верховьях реки Днепр живут росы; отплывая по этой реке, они прибывают к ромеям; Пачинакия занимает всю землю [до] Росии, Боспора, Херсона, Сарата, Бурата и тридцати краев. Да будет известно, что пачинакиты сначала имели место своего обитания на реке Атил, а также на реке Геих, будучи соседями и хазар, и так называемых узов.

Подробнее...

Если кому-то из первых князей и суждено было сравняться славой с Олегом Вещим или Олдом, то разве что Святославу, получившему именование Храброго. "Когда Святослав вырос и возмужал, – пишет летопись, – стал он собирать много воинов храбрых, и быстрым был, словно пардус, и много воевал. В походах ж не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел; не имел он шатра, но спал, постилая потник с седлом в головах, – такими ж были и все остальные его воины. И посылал в иные земли со словами: "Хочу на вас идти"". По Льву Диакону, "вот какова была его наружность: умеренною роста, не слишком высокого и не очень низкого, с мохнатыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой.

Подробнее...

После табели Святослава на самой Руси наступила первая эпоха княжеских междоусобиц. Если в западных странах отцово наследство стремились не дробить, передавая власть только старшему сыну, то Святослав невольно заложил основы иного типа наследования – стремясь держать все части своей земли под контролем (чего, скорее всего, до него попросту не было), он разделил страну на три территории – по количеству сыновей: северные земли, западные земли и южные земли. Южные земли включали и высшую власть, киевский стол. Именно из-за этого стола и разгорелась смертельная вражда между братьями, каждый из которых видел свой путь для будущего Руси. И каждый претендовал проводить собственную политику. Роль козла отпущения в этой истории отведена старшему сыну, Ярополку. А роль злого интригана, рассорившего братьев, – Свенельду, воеводе, которого Святослав отправил с сообщением о бедственном положении войска с Белобережья в Киев, и его аналогу Блуду, якобы сменившему на этом посту Свенельда.

Подробнее...

Начало княжения Владимира ознаменовалось замечательным переходом Киевского государства от веротерпимости к воинствующему язычеству. Если до того момента худо-бедно с язычеством вполне уживались и другие верования, то с приходом Владимира Святого началось повсеместное введение культа Перуна Вот насчет этого языческого Перуна нужно оговориться особо. Перун не считался на Руси главным богом, гораздо больше Перуна уважали Световита и Велеса первый был богом света, второй – богом тьмы, первый – богом жизни, второй – богом загробного мира. Для государственной религии не подходил ни Световит, ни Велес. Зато литовский Перкунас или западно-славянский Перун, повелитель молний, княжий бог, символизировал власть. Перун утверждал в сознании средневекового язычника право сильного, он лишал человека выбора Сын рабыни хотел сделать рабами всех других, чтобы стать царем рабов.

Подробнее...

Как уже говорилось, выбор среди монотеистических традиций в X столетии был невелик – либо латинское христианство, либо греческое, либо ислам, либо иудаизм. От того, что за тип государственной религии страна выбирала, в целом зависел и ее дальнейший путь. Так что легенды о выборе веры, которые связывают с князем Владимиром, это не столько легенды о вере, сколько легенды о возможности разных путей развития. Владимир изо всех сил рвался в цивилизованное общество. Все три мировые религии позволяли выйти из списка варварских стран, но требовалось, кроме религии, и присмотреться к результату, какой выбор веры давал. Выбор ислама как ведущей религии был несколько абстрактен, потому что исламские страны лежали от Руси на Востоке и не так рк и рядом. Это давало возможности хорошей торговли, но было нежелательным из-за того, что Русь становилась автоматически противницей очень сильных стран Запада.

Подробнее...

Но вернемся к Владимиру. Именно его заслуга, что в конце X века Русь стала официально христианской страной, и этим самым страна была спасена как от византийской, так и от латинской борьбы с язычниками. Скажем так: крещение было произведено с твердостью и жестокостью, характерными для Владимира, но в то же время это крещение избавило народы Руси от гораздо более неприятного будущего. И какие бы отношения между Русью и другими странами ни складывались, теперь эту страну нельзя было просто предать полному уничтожению, потому что в результате крещения она встала в один ряд с другими крещеными землями. И выбор Владимиром подходящей религии как раз и был связан с политическим самоопределением Руси. В летописи процесс выбора веры показан следующим образом:

"В год 6495 (987). Созвал Владимир бояр своих и старцев градских и сказал им: "Вот приходили ко мне болгары, говоря: "Прими закон наш".

Подробнее...

По летописи, у Владимира было 12 сыновей: Вышеслав, Изяслав, Ярослав, Святополк, Всеволод, Святослав, Мстислав, Борис, Глеб, Станислав, Позвизд, Судислав. "И посадил Вышеслава в Новгороде, Изяслава в Полоцке, а Святополка в Турове, а Ярослава в Ростове. Когда же умер старший Вышеслав в Новгороде, посадил в нем Ярослава, а Бориса в Ростове, а Глеба в Муроме, Святослава в Древлянской земле, Всеволода во Владимире, Мстислава в Тмутаракани".

После смерти Владимира между всеми этими многочисленными родственниками разгорелась кровавая борьба за власть, причем победа вновь досталась не самому лучшему из князей. В русскую историю победитель вошел под именем Мудрого, но в скандинавских сагах он именуется совершенно иначе – Ярослав Скупой. Запутанность ситуации с наследованием связана с тем, что братья были рождены от одного отца, но от разных матерей.

Подробнее...

После княжения Ярослава более-менее единые земли стали все более дробиться. Причина дробления вполне понятна: особые правила, которые регулировали наследование в киевском государстве. Во-первых, порядок наследования вычислялся по старшинству, во-вторых, князья не имели постоянной вотчины, и даже если поколение князей оставалось на одном месте, великий князь мог волевым решением перевести князя вместе со всей его семьей и челядью на другое место. Князья циркулировали по всей Руси, переезжая из владений менее престижных во владения более престижные, согласно очередности рождения. Великий князь между тем мог и лишить князей своего владения, присовокупив его к другому, и тогда такие лишенцы, не имеющие ни власти, ни земли, становились князьями-изгоями.

Подробнее...

Однако Владимир Всеволодич отказался от киевского стола в пользу сына своего дяди Изяслава – Святополка. По закону старшинства именно он должен был сидеть на киевском столе. Вполне вероятно, что самому Владимиру такой порядок не нравился, но большого выбора, как поступить, у него не было. К тому времени князь принял участие уже во многих походах против непослушных наследников. Умный и осторожный, он не хотел дразнить вспыльчивого Святополка. Так что, как пишет летопись, "в день антипасхи, месяца апреля в 24-й день пришел Святополк в Киев. И вышли навстречу ему киевляне с поклоном, и пришли его с радостью, и сел на столе отца своего и дяди своего". А дальше – дальше случилась история с половецким посольством, которая изображена так: "В это время пришли половцы на Русскую землю; услышав, что умер Всеволод, послали они послов к Святополку договориться о мире.

Подробнее...

После долгого ожидания Владимир сын Всеволода наконец-то добился заветной мечты: он занял киевский стол, не нарушив правил наследования, и позволил киевлянам уговаривать его, а не помчался стрелой, получив благую весть. Поскольку все беды и несчастья относились к прошлому князю, то Владимир вошел на стол чистым и лучезарным, и никто не посмел бы обвинить его в том, что умышлял он и на Василька, и на Володаря, и на Давыда, и на самого Святополка. Дело это было теперь уже прошлое, и Владимир считался в отечестве старшим князем, отцом другим. Именно при Владимире был совершен перенос мощей уже святых Бориса и Глеба в новую церковь, и в этом красочном мероприятии принимали активное участие и бывшие враги – Святославичи. 

Подробнее...

После смерти Владимира Мономаха борьба между его родичами пошла своим чередом. За сорок пять лет (с 1125 по 1174) на киевском столе побывали десять князей. Сначала на семь лет удалось удержать стол сыну Владимира Мстиславу Владимировичу, который попробовал навести порядок. Наибольшую заботу для него представлял Чернигов, где один из Ольговичей, Всеволод, согнал со стола своего дядю Ярослава, Мстислав пошел на нарушителя порядка войной, Всеволод же призвал на помощь половецкое войско, и только плохая связь между мятежным князем и половцами помешала Ольговичу разбить старшего князя – половцы, не имея сведений из Чернигова, ушли в степь. Мстислав хотел идти на Ольговича во второй раз, но тут собрался церковный собор и запретил братоубийственную войну. Другой поход был на Полоцк, откуда изгнали Давыда Всеславича и посадили его брата Рогволода. Позже кривских князей, как именовали потомков первого полоцкого князя Рогволода, как пишет Соловьев, "Давыда, Ростислава и Святослава Всеславичей вместе с племянниками их Рогволодовичами посадили в три лодки и заточили в Царьград". 

Подробнее...

Поиск

МАТЕМАТИКА

 
 

Блок "Поделиться"

 

 

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.