logo
 

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

Современный этап развития лингвистической мысли характеризуется повышенным интересом учёных к проблематике, связанной с изучением текста, как самостоятельного объекта исследования. 
Создание лингвистической теории текста вызвало к жизни ряд подходов к изучению текстовых явлений, одним из которых является филологический, сочетающий лингвистический анализ с литературоведческим. 
Данная дипломная работа посвящена всестороннему изучению стилистического приёма эпитета в сказках Оскара Уаилда, что предлагает рассмотрение его структурного, семантического и стилистического аспектов в художественных текстах. Настоящая дипломная работа находится в русле исследований по лингвистике текста, лингвостилистике и интерпретации текста. 

Актуальность работы определяется недостаточностью изучения данной проблемы, а также необходимостью дальнейшего изучения структурно – семантических параметров текста и, соответственно, лексического стилистического приёма эпитет, как его компонента. 
Несмотря на то, что проблеме эпитета посвящено довольно много исследований в этой проблематике много мало – исследованных аспектов. В частности недостаточно изучено эмоционально – оценочное значение прилагательных, образующих эпитет. Соотношение эмоции, экспрессии представления и понятия действительно остаётся неясным на сегодняшний день. Вопрос о том, как эмотивный компонент входит в лексическое значение слова, в лингвистике не решён. Эмоциональная жизнь человека преломляется в языке и его семантике, в речи практически любое слово может стать эмотивным, нейтральные слова, сочетаясь, друг с другом, могут образовывать эмотивные словосочетания и сверхфразовые единства. 
Важной нерешённой проблемой остаётся метафоризация прилагательных и соотношение метафорического и оценочного смысла. 
Научная новизна нашей работы заключается в том, что изучаемый объект рассматривается в качестве в качестве необходимого компонента функционального целого текста. 
Новым является предлагаемый нами подход к рассмотрению метафорического эпитета, с позиции интенсионального и импликационного компонента значений. 
Основная цель дипломной работы формулируется как исследование лингвистической природы эпитета. 
Поставленная цель определила конкретные задачи исследования: 
1.       Обосновать задачи интерпретации текста. 
2.       Определить исходно – теоретические понятия текста и его категории. 
3.       Рассмотреть эмоциональные, оценочные, экспрессивные образности как компонентного значения прилагательного. 
4.       Описать классификацию типов лексико-стилистического приема эпитета. 
Основополагающим для настоящего исследования явился тезис профессора И.Р. Гальперина об информативной ценности эпитета, как стилистического приема, основанного на выделении качества, признака описываемого явления, которое оформляется в виде атрибутивных слов или словосочетаний. 
Поставленные в дипломной работе проблемы и полученные результаты определяют ее теоретическое и практическое значение. 
В теоретическом отношении ценным представляется всестороннее изучение эпитета, позволяющее выявить его лингвостилистические и функциональные особенности. Исследование структурных характеристик эпитета и раскрытие его роли в процессе текстообразования вносит определенный вклад в дальнейшую разработку лингвистики текста. 
Практическое значение работы заключается в том, что наблюдение и выводы исследований данной работы могут найти применение в практике преподавания английского языка на семинарских и практических занятиях по анализу и интерпретации текста и переводу. Материалы исследования могут быть рекомендованы при разработке учебно-методических пособий по аналитическому и домашнему чтению. 
Материалом исследования послужили сказки Оскара Уаилда. 
В работе использовались методы лингвистического анализа: 
Анализ словарных дефиниций, контекстуально-ситуативной и текстовой для выявления информативной значимости эпитета. 
Структура работы. 
Данная дипломная работа состоит из введения, двух глав и заключения. 
Во введении обосновывается цель и намечаются задачи исследования, определяется материал и методы исследования. 
В первой главе даются исходные теоретические понятия текста и его категории, обосновываются задачи интерпретации текста. 
Во второй главе рассматривается лингвистическая природа приема эпитета и информативная значимость его использования в тексте. 
В заключении обобщаются результаты исследования. 
  
ГЛАВА I. 
1.       Стилистические аспекты коммуникации и задачи интерпретации текста 
Новейшему периоду развития стилистики свойственно стремление рассматривать факты языка под углом зрения гуманизации науки о языке. Такая ориентация была наиболее естественно воспринята стилистикой. Можно не без оснований считать, что стилистика, развиваясь продолжительное время в русле структурной лингвистики, была единственным разделом языкознания, "узаконившим” обращение к внеязыковой действительности, процессам коммуникации и её участникам. Этому способствовал принцип структурной лингвистики, по которому всё, что не поддавалось формализации, либо игнорировалось, либо отдавалось на откуп стилистике. В изучении этих процессов стилистикой накоплен немалый опыт, который базу для дальнейшего продвижения. Новый виток своего развития стилистика связывает с углубленным изучением стилистического аспекта речевой коммуникации. 
Раннее изучение стилистического аспекта коммуникации сводилось в рамках этого подхода к выявлению различий между стилем и значением. Наиболее полно недостаточность этого подхода появилась в теории стилистических эффектов, которая с этих позиций свелась к описанию языковых выражений – стимулов предположительной реакции читателя. Структурной стилистике предъявляется справедливый упрек в гипертрофированном внимании к описанию языковых фактов. Детальный лингвистический анализ, несомненно, обеспечивает высокую описательную силу стилистических теорий. Однако их объяснительные возможности оставляют желать много лучшего. Исследования, которые ведутся с этой целью, обнаруживают общую тенденцию – выйти за пределы языкового материала, анализируемого с помощью чисто лингвистических методов. 
Новые способы концептуализации стилистического аспекта коммуникации сформировались только после изменения общего подхода к языку в лингвистике. Особое значение имело перенесение центра внимания лингвистов на речевую деятельность и её продукт - связанный текст, переориентация лингвистики на речевое общение (коммуникацию), построение различий лингвистических моделей коммуникативного взаимодействия. Для стилистики художественной речи изменения связываются также с повышением интереса литературоведов к коммуникативному аспекту существования художественной литературы. 
Разработка стилистического аспекта коммуникации получает новый стимул в перспективе лингвистики текста. Если задача стилиста усматривается в том, чтобы выявить, как некоторое содержание передаётся языковым сообщением, то в решении этой задачи выделяются 2 аспекта, связанных с узким и широким пониманием текста. Во-первых, существует круг вопросов, имеющих отношение к определению стилистики значимых языковых структур, специфических для данного типа текста или обладающих коммуникативно воздействующим потенциалом. Здесь мы имеем дело с лингвистическим анализом, составляющим начальную ступень стилистического анализа. 
В рамках стилистики текста изучается языковое варьирование на соответствующих уровнях языкового текста, подлежат анализу стилистические приёмы и выразительные средства языка, действующие на всех уровнях структуры текста и повышающие его коммуникативную эффективность. 
Преимуществом рассмотрения стилистических явлений в контексте целого текста является то, что: 
1.       В коммуникативной стилистике создаются реальные возможности для изучения стилистических эффектов онтологически адекватным образом. Теория стилистических эффектов усиливает свою объяснительную способность, помещая эффект в ситуацию коммуникативного взаимодействия. Тем самым исключается замкнутость описания стилистического эффекта по модели "стимул – реакция”. В рамках текста стилистический эффект может рассматриваться как функция, и текстуальных, и контекстуальных (когнитивных, социо-культурных и личностных) характеристик коммуникативного процесса. 
2.       Более важное изменение связанно с переосмыслением того, что может дать интерпретация в стилистическом анализе. Интерпретация является необходимой составной частью стилистического анализа. Её необходимость диктуется общими задачами стилистики, которые заключаются не только в описании стилистического варьирования в различных видах текста, но и в объяснении отношений между таким варьированием с одной стороны, и индивидуальным и социальным контекстами языкового употребления- с другой. В сложившихся традициях стилистического анализа интерпретация выступает как способ, посредством которого устанавливается связь между использованием языка и намерением автора текста относительно предполагаемой реакции читателя. При этом следует помнить, что интерпретация осуществляется стилистом- специалистом в области языка и, в известной степени, художественной литературы. Это не интерпретация читателя, рядового носителя языка и представителя культуры. Любой логический анализ в этом плане – это различные действия, объединяемые общей целью, обеспечить более глубокое понимание текста. В принципе, такая практика даёт основания для переосмысления любого текста по стилистике в риторический текст. Особенно это проявилось в работах, выполненных в русле аффективной стилистике. Действительно, если цель стилистического анализа - показать, что рядовой читатель "упустил”, читая, например, текст художественной литературы, то естественно предложить, что стилист, в силу своей профессиональной компетенции, указывает как следует понимать текст. 
Существование человека не мыслимо вне коммуникативной деятельности. Не зависимо от пола, возраста, образования, профессии, социального положения, территориальной и национальной принадлежности и многих других данных, характеризующих человеческую личность, мы постоянно запрашиваем, передаём и храним информацию, т.е. активно занимаемся коммуникативной деятельностью. 
Художественная речь существует преимущественно в письменном виде. Устное её представление (актёром чтецом, и т.п.) носит вторичный опосредованный характер. Оно неотделимо от личности и восприятия говорящего и меняется в связи с изменением последнего. 
Единицей художественной речи следует считать законченное сообщение- целый текст, завершенное произведение. Как все сообщения любого функционального стиля, художественный текст также можно рассматривать как результат последовательности актов выбора, осуществляемых его отправителем на различных этапах формирования теста и обусловленных целым рядом объективных и субъективных, личностных факторов. 
Влияние последних наиболее полно проявляется, по-видимому, в двух речевых сферах: устной повседневной и художественной речи в каждой по своему. Своеобразие действия субъективных факторов направляется и регулируется объективными характеристиками прямо противоположными для каждой из этих сфер: ситуативностью, спонтанностью, неофициальностью общения у первой, осознанной идейно – эстетической направленностью и соотнесению с эпохой – у второй. 
Художественное творчество – это особый способ познания и освоения человеком действительности. Приём практически всей информации, поступающей к нам из внешнего мира, сопровождается определёнными внутренними переживаниями. Повторяемость закрепляет связи информации и эмоций, определённое содержание порождает определённое переживание. В сознании формируется соответствие между эмоциями. И смысловой информацией, причём эмоции становятся носителем или источником информации. 
На всех этапах создания произведения – от смысла через процесс воплощения к завершенному целому – действует сложное единство субъективных и объективных факторов, обеспечивающих как уникальность и неповторимость каждого художественного творения, так и его общественная идейно- эстетическая ценность. 
Для истории и теории литературы чрезвычайно важно именно последнее: Эволюция проблематики и идейно – эстетической значимости художественного творчества в разные периоды его развития позволяет рассматривать его как процесс, протекающий неровно и неспокойно, отличающийся преемственностью в одни периоды и неприятием прошлых достижений в другие, но единый в своём стремлении познать и объяснить человека и окружающую его действительность. 
Для стилистики художественной речи важно уловить в общем индивидуальное, выяснить роль и специфику каждого, определить способы их реализации. 
Для лингвистики текста необходимо выявить состав и взаимодействие текстовых категорий, обнаружить те из них, которые конструируют художественный текст, установить закономерности их функционирования, разработать типологию текстов, определить в ней место художественного текста. 
Объект исследования во всех названных случаях один: художественное произведение. 
Интерпретация текста находится на стыке стилистики и лингвистики текста. Её можно определить как освоение идейно – эстетической, смысловой и эмоциональной информации художественного произведения, осуществляемое путём воссоздания авторского видения и познания действительности. Это область филологической науки, более других восстанавливающая исходное значение термина " филология” в его первоначальном, ещё на расчленённом на литературоведение и языкознании виде. 
Она начиналась как герменевтика (от греч. "герменеутикос” - объясняющий, толкующий) – истолкование сначала близких, а затем и др. древних текстов. В наше время наиболее влиятельное направление интерпретации известно как Новый критизм ("New criticism”) в США и Практический критизм ("Practical criticism) в Англии, что подчёркивает широту лингволитературоведческого подхода к анализу художественного произведения. 
В большей или меньшей степени интерпретирование текста имеет место и при литературоведческом, и при лингвистическом анализе произведения, ибо художественное творчество – не просто ещё один способ самовыражения, но, как уже было сказано, составляет важную естественную и необходимую сторону коммуникативной деятельности человека. И познать её своеобразие в полной мере можно, лишь изучив все этапы и характеристики этой деятельности. 
Художественный текст сложен и многословен. Задачи его интерпретации – извлечь максимум заложенных в него мыслей и чувств художника. Замысел художника воплощён в произведении и только из него может быть реконструирован. 
            Образ – первооснова художественного творчества и т.п. легко обнаружить в любом исследовании по эстетике, теории литературы, стилистике художественной речи. Именно в образе сконцентрирована смысловая и эстетическая информация художественного текста. Сам термин "образ” не однозначен, и все приведённые высказывания оперируют в его главном, общеэстетическом значении: " в прекрасном идея должна нам явиться вполне воплотившейся в отдельном чувственном существе: это существо, как полное проявление идеи, называется образом”.* Следовательно, образ это проявление целого через единичное, абстрактного через конкретное, отвлечённого через чувственно – наглядное, осязаемое. 
Через язык воплощается и языком создаётся чувственная наглядность образа. Именно благодаря участию в создании образа художественная речь становится эстетически значимой. Следовательно, именно языковую единицу можно считать тем сигналом, который порождает энергию, несоизмеримую с его собственным объёмом, т.е. сообщает читателю нечто большее, чем то, что свойственно ей вне художественного текста в системе языка. 
Эти дополнительные возможности единиц всех уровней языков, структуры реализуется при наличии специального организованного окружения – контекста. Именно на фоне контекста происходит выдвижение языковой единицы на передний план (foregrounding), впервые отмеченные в начале 20-х годов представителями Пражской школы и обозначенное ими термином актуализация т.е. " такое использование языковых средств, которое привлекает внимание само по себе и воспринимается как необычное, лишённое автоматизма, "диавтоматизированное”, противопоставленное автоматизации. Последняя означает утилитарное, привычное, нормативно закреплённое использование единиц языка, не ведущее к созданию дополнительного эффекта, не выполняющее дополнительных функций, не несущее дополнительной информации. 
Доминантой художественного произведения признаётся его идея или выполняемая им эстетическая функция, в поисках которой, необходимо исходить из языковой материи произведения. 
Таким образом, можно заключить что актуализация языковых средств, используемых для обозначения идеи (концепта) произведения, отражающей авторскую точку зрения, займёт главенствующее, доминантное положение в ряду обнаруженных нами актуализированных употреблений. 
Для проникновения в глубинную сущность произведения его не достаточно просмотреть или прочитать мельком. Тем более этого не достаточно на первых порах обучения интерпретации текста, но прочитав два, а то и три раза, чтобы ничего не пропустить, чтобы не ограничатся снятием линейно (от строки к строке) развертывающейся от строки к строке сюжетной информации - содержательно-фактуальной информации (СФИ) в терминологии И.Р. Гальперина, - но разглядеть , воспринять, расшифровать позицию автора выстроить своё собственное оценочное суждение о художественной деятельности произведения. Интерпретация текста, таким образом, это и процесс постижения произведения, и результат этого процесса, выражающийся в умении изложить свои наблюдения, пользуясь соответствующим метаязыком, т.е. профессионально грамотно излагая своё понимание прочитанного. 
  
2. Понятие текста и категория формативности 
Лингвистику давно уже интересуют проблемы текста, решение которых обещает пролить свет на многие кардинальные вопросы семантики языка. Об этом свидетельствуют как многочисленные зарубежные работы (например: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 8: Лингвистика текста. М., 1978), так и работы отечественных ученых (Лингвистика текста. М., 1976 Вып. 103). Проблемы текста освещаются и во многих специальных монографиях (Dresler W.Einfuhrung in die Textlinguistik. 1972; Лосева Л.М. Структурно-семантическая организация целых текстов. Одесса, 1973; Колшанский Г.В. Контекстная семантика. М., 1980; Мосальская О.И. Грамматика текста. М., 1981, а также Гальперин, 1981; Колшанский, 1984). 
Лингвистика текста – направление, претендовавшее на создание новой теории, поставило перед советскими и зарубежными исследователями много проблем, которые не нашли своего решения до настоящего времени. Интересны работы Т.А.Ван Дейка, Л.А.Киселевой, где , в частности, утверждается, что коммуникативной единицей высшего ранга, наиболее полно реализующей лингвистическую и прагматическую стратегию речевой ситуации, является "текст”. 
Коммуникативной лингвистикой установлено, что люди общаются при помощи текста, а не при помощи предложений, и на этом основании текст считается коммуникативной единицей. Действительно, общение (речевой акт) имеет ряд координат – компонентов текста, среди них: говорящий, слушающий, время, место, цель и пр. (Уфимцева, 1981, ст. 432). 
Что же вкладывается в понятие "текст” ? Общепринятым определением считается следующее: текст – это целостное коммуникативное образование, характеризуемое структурно семантическим, функциональным и композиционно стилистическим единством и набором текстовых категорий, таких как: информативность, завершенность, линейность, интегративность, рекурсивность. 
Для речевой деятельности (как и любой другой) характерны две основные характеристики: предметность и целесобразность, которые откладываются в результате речевой деятельности – тексте – в качестве мысли и смысла, т.е. ее определенной организации, обусловленной целью деятельности общения. 
Главным конструирующим фактором текста является его коммуникативное значение, т.е. его прагматическая сущность, поскольку текст предназначен для эмоционально-волевого и эстетического воздействия на тех, кому адресован, а прагматическим в лингвистике называется функционирование языковых единиц в их отношении к участникам акта общения. Основная характеристика текста – коммуникативно-функциональная: текст служит для передачи и хранения информации и воздействия на личность получателя информации. Важнейшими свойствами всякого текста являются его информативность, целостность и связность. В обеспечении связности текста и его запоминаемости большую роль играют разные типы выдвижения, способствующие экспрессивности, эмоциональности и эстетическому эффекту. 
Как всякий новый объект исследования, текст по-разному понимается и по-разному определяется. Приведем несколько из наиболее общих дефиниций: "речевой акт или ряд связанных речевых актов, осуществляемых индивидом в определенной ситуации, представляют собой текст (устный или письменный)” / Е. Косериу, 515 / . По мнению Хеллидея, текст – основная единица (fundamental unit) семантики и ее нельзя определить, как своего рода сверх предложение (H. Parret, 101). Уточняя это слишком общее определение, Хеллидей приходит к мысли, что текст представляет собой актуализацию потенциального (actualized potential) / H.Parret, 86). А.Греймас подходит к проблеме текста с позиций порождающей семантики. Для него дискурс (читай - текст) – это единство, которое расщепляется на высказывания и не является результатом их сцепления (concatination) / H.Parret, 56). Сближая понятия текста и стиля, П.Гиро считает, что текст представляет собой структуру, замкнутое организованное целое, в рамках которого знаки образуют систему отношений, определяющих стилистические эффекты этих знаков (П.Гиро). 
Многосторонность понятия "текст” обязывает выделить в нем то, что является ведущим, вскрывающим его онтологические и функциональные признаки. Текст – это произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объектированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную направленность и прагматическую установку (Гальперин , 1981, p17). 
Текст, как факт речевого акта, системен. Текст представляет собой некоторое завершенное сообщение, обладающее своим содержанием, организованное по абстрактной модели одной из существующих в литературном языке форм сообщений (функционального стиля, его разновидностей и жанров) и характеризуемое своими дистинктивными признаками. 
Минимальным текстом для данного исследования является высказывание, которое может быть даже однословным. Напомним, что мы имеем дело не с предложением, а с высказыванием: предложение, как известно, - это номинация и предикация, а высказывание – тематизация и стилизация, в нашем случае – эмотивная. Предложение, как коммуникативная единица является высказыванием, а текст – разновидность высказывания.
Термин "информация” употребляется в двух случаях: когда имеет место снятие энтропии, т.е. когда неизвестное раскрывается в своих особенностях и становится достоянием знания и когда имеется в виду какое-либо сообщение о событиях, фактах, явлениях, которые произошли, происходят и должны произойти в повседневной жизни данного народа, общества (в политической, экономической, научной, культурной, т.е. во всех областях человеческой деятельности). Поэтому ни морфема, ни слово, ни словосочетание не могут нести информацию, но обладают свойством информативности, т.е. могут участвовать в информации модификаций своих значений. Предложение также участвует в информации путем возможных вариаций своего смысла. 
Категория информации охватывает ряд проблем, выходящих за пределы чисто лингвистического характера. Одна из них – проблема нового (неизвестного). Совершенно очевидно, что новое не может рассматриваться вне учета социальных, психологических, научно-технических, общекультурных, возрастных, временных и др. факторов. Для одного получателя сообщение будет новым и потом будет включать информацию, для другого это же сообщение будет лишено информации, поскольку содержание сообщения ему уже известно или вообще не понятно. То, что для определенного времени было новым, для последующего уже известно и т.д. 
Представляется целесообразным различать информацию: а) содержательно-фактуальную (СФИ); б) содержательно-концептуальную (СКИ); в) содержательно-подтекстовую (СПИ). 
Содержательно-фактуальная информация содержит сообщения о фактах, событиях, процессах, происходящих, происходивших, которые будут происходить в окружающем нас мире, действительном или воображаемом. В такой информации могут быть даны сведения о гипотезах, выдвигаемых учеными, их взглядах, всякие сопоставления фактов, их характеристики, разного рода предположения, возможные решения поставленных вопросов и пр. 
Содержательно-фактуальная информация эксплицитна по своей природе, т.е. всегда выражена вербально. Единицы языка в СФИ обычно употребляются в их прямых, предметно-логических словарных значениях, закрепленных за этими единицами социально обусловленным опытом. 
Содержательно-концептуальная информация сообщает читателю индивидуально-авторское понимание отношений между явлениями, описанными средствами СФИ, понимание их причинно следственных связей, их значимости в социальной, экономической, политической, культурной жизни народа, включая отношения между отдельными индивидуумами, их сложного психологического и эстетико-познавательного взаимодействия. Такая информация извлекается из всего произведения и представляет собой творческое переосмысление указанных отношений, факторов, событий, процессов, происходящих в обществе и представленных писателем в созданном им воображаемом мире. Этот мир приближенно отражает объективную действительность в ее реальном воплощении. СКИ не всегда выражена с достаточной ясностью. Она дает возможность, и даже настоятельно требует разных толкований. Таким образом, различие между СФИ и СКИ можно представить себе как информацию бытийного характера, причем под бытийным следует понимать не только действительность реальную, но и воображаемую. Различие это весьма удачно выражено Г.В. Степановым: "Бытийная тема имеет референт в действительности, истинный или мнимый (т.е. в действительности воображения, фантазии), предметный, вещный или идеальный. Поэтическая тема – есть бытийная тема, ставшая предметов эстетического осмысления и выражения” (Г. Степанов, М 1981,12). Содержательно-концептуальная информация – преимущественно категория текстов художественных, хотя может быть получена из научно познавательных текстов. Различие здесь лишь в том, СКИ в научных текстах всегда выражена достаточно ясно, в то время как в художественных (пожалуй, за исключением морально-дидактической поэзии) для декодирования СКИ требуется мыслительная работа. 
Содержательно-подтекстовая информация представляет собой скрытую информацию, извлекаемую из СФИ благодаря способности единиц языка порождать ассоциативные и коннотативные значения, а также благодаря способностей предложений внутри СФИ приращивать смыслы. 
СПИ – факультативная информация, но когда она присутствует, то вместе с СФИ образует своеобразный текстовый контрапункт. 
В основе содержательно-подтекстовой информации (СПИ) лежит способность человека к параллельному восприятию действительности сразу в нескольких плоскостях, или, применительно к нашим задачам, к восприятию двух разных, но связанных между собой сообщением одновременно. 
Многое в толковании художественного произведения строится на пресуппозиции. 
Пресуппозиция – это те условия, при которых достигается адекватное понимание смысла предложения (Zwicky Arnold M. "On Reported Speech” - In : Studiesin Linguistic Semantics, 1971, N 1, S.73). Можно согласиться с В.А.Звегинцевым, который предполагает, что "главная ценность проблемы пресуппозиции заключается как раз в том, что она делает возможным экспликацию… подтекста” (В.А.Звегинцев М 1979). 
Подтекст же – явление чисто лингвистическое, но выводимое из способности предложений порождать дополнительные смыслы благодаря разным структурным особенностям, своеобразию сочетания предложений, символике языковых фактов. 
Подтекст – это своего рода "диалог” между содержательно-фактуальной и содержательно-подтекстуальной сторонами информации. Идущие параллельно два потока сообщения – один, выраженный языковыми знаками, другой, создаваемый полифонией этих знаков – в некоторых точках сближаются, дополняют друг друга, иногда вступают в противоречия. Однако из дистинктивных характеристик подтекста – его неоформленность и отсюда неопределенность. 
Рассмотрение эпитета было бы неполным, если бы мы не включили в орбиту нашего исследования его функционирование в целом тексте, как высшей единицы коммуникации. Другими словами, интерпретация эпитета, как и любого другого языкового явления, становится возможной лишь при рассмотрении его также и как элемента текста – цельного средства коммуникации (Тураева, 1986: 12). Именно в рамках текста реализуются все языковые функции и, прежде всего, функция передачи и получения информации в широком смысле этого слова, предполагающая не только определенное оформление информативного фрагмента со стороны создателя текста, но и адекватное понимание соответствующего текста со стороны получателя (Колшанский, 1978: 27). 
В настоящее время достаточно хорошо признается тот факт, что текст представляет собой категорию не чисто языковую, а прагматико-психолого-речевую (Колшанский, 1978: 36). Поэтому текст, как единица коммуникации, по мнению Г.В. Колшанского, должен занять одно из главных мест в науке, который более детально будет рассматривать процесс общения в человеческом обществе. 
Прагматика текста, наряду с его структурой и семантикой (денотатная структура текста, по А.И. Новикову, 1983) является одной из основополагающих сущностей, из которых формируется текст, как весьма сложно, комплексное явление. Соответственно с точки зрения знаковых отношений изучение текста может быть преимущественно семантическим, синтаксическим, либо прагматическим, хотя в реальной коммуникации все эти аспекты теснейшим образом связаны. В первом случае приоритет отдается содержанию текста, во втором – форме или технике построения текста, а в третьем случае наиболее релевантным оказывается назначение текста (Карасик, Шаховский, 1986 : 62). 
Всякий текст, - пишет В.Л. Наер, - оформляется не как вещь в себе, а как единица коммуникации, преследующая всегда какую-то определенную цель, при отсутствии каковой такая единица утрачивает свойства и статус коммуникативной, т.к. не может быть бесцельной коммуникации, - а, следовательно, прагматика является неотъемлемой частью текста, неотъемлемым свойством коммуникации.

 

Частные мастера Винтовые лестницы на второй этаж

Полное описание первых признаков и выраженных симптомов при гепатите В здесь

Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Правильное создание сайтов в Киеве https://atempl.com/r/

Поиск

 

Блок "Поделиться"

 

 

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2022 High School Rights Reserved.