Доклад по литературе "Шекспировские мотивы в романе «Герой нашего времени»" - 9 КЛАСС - ДОКЛАДЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ - ШКОЛЬНЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ В ТАБЛИЦАХ - ЗА ПАРТОЙ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ ДЛЯ ПЕДАГОГОВ, УЧЕНИКОВ, СТУДЕНТОВ
З   А            П   А   Р   Т   О   Й
Быть      умным      модно!
Главная Мой профиль Выход                      Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Среда, 07.12.2016, 00:51
ВЫПУСКАЕМ ШКОЛЬНУЮ ГАЗЕТУ   ИГРЫ НА ПЕРЕМЕНЕ   ДЕТИ И ЗАКОН   ШКОЛЬНЫЙ ТЕАТР   РЕБУСЫ  ШКОЛЬНЫЙ ФОЛЬКЛОР
» ШКОЛЬНАЯ ЖИЗНЬ
» ПЛАНЫ-КОНСПЕКТЫ УРОКОВ

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

МАТЕМАТИКА

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

ХИМИЯ

ФИЗИКА

ИНФОРМАТИКА

ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ

ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ

ОБЖ

ТЕХНОЛОГИЯ

ФИЗКУЛЬТУРА

МХК

МУЗЫКА

ИЗО

ВНЕКЛАССНАЯ РАБОТА

» НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА
» РУССКИЙ ЯЗЫК

РУССКИЙ ЯЗЫК: КРАТКИЙ
   ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ КУРС
   ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ


РУССКИЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРА
   РЕЧИ


ДИКТАНТЫ ПО РУССКОМУ
   ЯЗЫКУ


ИЗЛОЖЕНИЯ ПО РУССКОМУ
   ЯЗЫКУ


ТЕСТЫ ПО РУССКОМУ
   ЯЗЫКУ. 5 КЛАСС


ТЕСТЫ ПО РУССКОМУ
   ЯЗЫКУ. 6 КЛАСС


РАБОЧИЕ МАТЕРИАЛЫ К
   УРОКАМ РУССКОГО ЯЗЫКА.
   7 КЛАСС


ТЕКСТЫ, РАЗВИВАЮЩИЕ
   ЛОГИКУ И МЫШЛЕНИЕ


ТЕКСТЫ ДЛЯ КОМПЛЕКСНОГО
   АНАЛИЗА В 9 КЛАССЕ


ПОДГОТОВКА К ГИА В
   9 КЛАССЕ


ЗАДАНИЯ ДЛЯ ОБОБЩЕНИЯ И
   СИСТЕМАТИЗАЦИИ ЗНАНИЙ.
   11 КЛАСС


ВЫПУСКНОЕ СОЧИНЕНИЕ

» ЛИТЕРАТУРА

САМЫЕ ЗНАМЕНИТЫЕ
   РУССКИЕ ПОЭТЫ


РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
   ХII-ХХ ВЕКОВ


ДОКЛАДЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ
   7 КЛАСС


ДОКЛАДЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ
   9 КЛАСС


ВИДЕОУРОКИ "ЛИТЕРАТУРНОЕ
   ПРОИЗВЕДЕНИЕ ЗА
   3 МИНУТЫ"

» ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ
» ИСТОРИЯ
» БИОЛОГИЯ
» ГЕОГРАФИЯ
» МАТЕМАТИКА
» ФИЗИКА

ФИЗИКА И ЕЕ ЗАКОНЫ

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ШКОЛЬНИКА
   "ФИЗИКА"


КТО ИЗОБРЕЛ СОВРЕМЕННУЮ
   ФИЗИКУ


НАГЛЯДНАЯ ФИЗИКА В
   ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ


ФИЗИКА ДЛЯ ВСЕХ

ВЕСЕЛАЯ МЕХАНИКА

ФИЗИКА ПОЛНАЯ ЧУДЕС

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ТЕОРИЯ
   ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ


ИСТОРИЯ ЭЛЕКТРИЧЕСТВА

АВИАЦИЯ И
   ВОЗДУХОПЛАВАНИЕ


ФИЗИКА. ТЕОРИЯ И ПРИМЕРЫ
   РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ


ЗАДАЧИ ПО ФИЗИКЕ.
   10-11 КЛАССЫ


КОНТРОЛЬНЫЕ РАБОТЫ ПО
   ФИЗИКЕ. 9 КЛАСС


КОНТРОЛЬНЫЕ РАБОТЫ ПО
   ФИЗИКЕ. 11 КЛАСС


ФИЗИКА В РИСУНКАХ

НЕНАГЛЯДНЫЙ ЗАДАЧНИК ПО
   ФИЗИКЕ


ФИЗИКА И МУЗЫКА

» Категории раздела
7 КЛАСС [81]
9 КЛАСС [29]
» Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
» Форма входа

Главная » Статьи » ДОКЛАДЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ » 9 КЛАСС

Доклад по литературе "Шекспировские мотивы в романе «Герой нашего времени»"

Творчество великого английского драматурга У. Шекспи­ра к началу 1830-х годов было хорошо известно в России. Уже в XVIII веке были сделаны первые переводы его трагедий, со многими произведениями знакомились на языке оригинала. «Читайте Шекспира», — призывал Пушкин, работая над тра­гедией «Борис Годунов». Юный Лермонтов, прекрасно вла­девший английским языком, увлекался не только творчеством модного тогда поэта-романтика Байрона, но, как будто услы­шав призыв Пушкина, действительно старался учиться и у Шекспира. Особенно это чувствуется в драматических произ­ведениях поэта — ранних драмах «Странный человек», «Люди и страсти», в более зрелом «Маскараде». О том, насколько ва­жен для юного поэта был «Гамлет» Шекспира, свидетельству­ет его высказывание из письма 1831 года тете Марии Акимов­не Шан-Гирей: «Если он велик, — пишет Лермонтов о Шекспире, — то это в "Гамлете", если он истинно Шекспир, этот гений необъемлемый, проникающий в сердце человека, в законы судьбы... то это в "Гамлете". Как отмечает исследова­тель творчества Лермонтова Т.А. Иванова, «образ Гамлета, человека волевого, но переживающего мучительную борьбу с самим собой из-за несоответствия действительности его идеа­лам жизни (так позднее понимал Гамлета Белинский), Гамлета с его "могучим разумом" и "юношеским обликом", был бли­зок Лермонтову. Гамлетовскими проблемами полно его юно­шеское творчество».

Действительно, гамлетовский вопрос «быть или не быть» стал особенно актуален для лермонтовского поколения 30-х годов XIX века. Не удивительно, что в главном произведении Лермонтова о своем времени и поколении — романе «Герой нашего времени» — так отчетливо звучат шекспировские мо­тивы, особенно связанные с трагедией «Г'амлет». Исследо­вателями творчества Лермонтова давно уже было замечено, что в образе Печорина наблюдается сходство с героем траге­дии Шекспира, который ко времени создания романа стал восприниматься в русской и европейской литературе как «вечный образ». В докладе рассмотрим, какие черты Печори­на роднят его с Гамлетом и в чем выразилось влияние шек­спировских мотивов в романе.

Создавая «героя времени», Лермонтов видел в нем фигуру яркую и неординарную, выделяющуюся на общем фоне людей той эпохи, способную на подлинную свободу мысли и дела. Трагедия его состоит в том, что он вынужден жить в общест­ве, где явственно ощущается шекспировская ситуация: «век вывихнул сустав», «распалась связь времен». Что надлежит делать человеку в такой ситуации? Перед Печориным встает гамлетовский вопрос. «Что благородней духом — покоряться / Пращам и стрелам яростной судьбы / Иль, ополчась на море смут, / Сразить их противоборством?» Со всей своей энергией он стремится решить его, но ответа не находит. А потому, не­смотря на все отличия Печорина от Гамлета, эти образы все же можно признать родственными. Можно назвать Печорина одной из многочисленных национальных вариаций этого «веч­ного образа» — «русским Гамлетом».

Их роднит прежде всего такое качество, как раздвоен­ность личности. Уже первые упоминания о Печорине фикси­руют странность и двойственность впечатления, которое он производит. «Славный был малый, смею вас уверить; только немножко странен». Это скажет Максим Максимыч, готовый объяснить странность и скуку французской модой. И сам Пе­чорин признается в бесконечных противоречиях: «Во мне ... воображение беспокойное, сердце ненасытное» и «жизнь моя становится пустее день ото дня». Он ни на минуту не свободен от вопроса: «Зачем я жил? для какой цели я родился?.. А, вер­но, она существовала, и, верно, было мне назначенье высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные; но я не угадал этого назначенья, я увлекся приманками страстей пус­тых и неблагодарных». «Порвавшаяся связь времен» как бы проникает вовнутрь «героя времени» и приводит к характер­ной для него, как и для Гамлета, раздвоенности: «Во мне два человека: один живет в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его».

Такова одна из основных черт героя этого типа — вне за­висимости от того, живет ли он в средневековой Дании или в 30-х годах XIX века в России. Этот герой вполне ясно осозна­ет свою раздвоенность, пытается осмыслить то, что происхо­дит с ним, но попытка все глубже проникнуть в самого себя приводит к болезненной рефлексии. Это состояние мучитель­но и приводит к тому, что в человеке погибают лучшие его чувства, а стремление к действию наталкивается на неверие в его результаты. Как писал в то время В.Г. Белинский, рас­сматривая образ Печорина, «в нем неумолчно раздаются внут­ренние вопросы, тревожат его, мучат, и он в рефлексии ищет им разрешения: подсматривает каждое движение своего серд­ца, рассматривает каждую мысль свою. Он сделал из себя са­мый любопытный предмет своих наблюдений и, стараясь быть как можно искреннее в своей исповеди, не только откровенно признается в своих истинных недостатках, но еще и выдумы­вает небывалые или ложно истолковывает самые естествен­ные свои движения».

Состояние рефлексии ужасно, оно заставляет человека ду­мать даже «...в такое время, / когда не думает никто». Это ли не Гамлетовская ситуация? Достаточно вспомнить его отно­шения с Офелией. Особенно ярко сходство и различие любов­ных линий в трагедии и в романе просматривается, если срав­нить «Гамлета» и повесть «Княжна Мери». В обоих случаях любовная линия строится по одной схеме: Гамлет отказывает­ся от Офелии, Печорин — от княжны Мери. Но смысл в обоих случаях не в том, чтобы рассмотреть историю любви, а в са­мой возможности в любовной интриге выделить общечелове­ческие и философские проблемы бытия.

В этом отношении показательна еще одна параллель сю­жетных линий: оба героя вступают в поединок, который для каждого из них оборачивается заговором. Дуэль Гамлета и брата Офелии Лаэрта у Шекспира и Печорина с Грушницким у Лермонтова мотивирована по-разному. Лаэрт, узнав о траге­дии, произошедшей в его семье (убийство отца и безумие, а потом смерть Офелии) из-за Гамлета, как уверяет его король, вызывает принца датского на поединок, во время которого со­бирается вероломно убить Гамлета отравленным клинком. Грушиицкий, оскорбленный поведением Печорина и уязвлен­ный тем, что Мери предпочитает его, отвергая притязания са­мого Грушницкого, соглашается выступить в неблаговидной роли на дуэли, где будет заряжен только один его пистолет. Это тоже заговор с целью убийства, а не честный поединок.

Но далее кажется, что сходство ситуаций исчезает: Печо­рин заранее знает о заговоре, но не пытается его предотвра­тить, как советует ему Вернер. Наоборот, он усугубляет опас­ность, требуя, чтобы дуэль проходила на краю пропасти. В «Гамлете» этот ход также используется: у Лаэрта не только заточенный клинок рапиры, в отличие от рапиры Гамлета, но он еще и отравлен. Во время поединка он случайно меняется с Гамлетом рапирами, а после того как королева пьет отравлен­ное вино, предназначавшееся для Гамлета, понимает, что за­говор может быть раскрыт. Пытаясь избежать бесчестья, он хочет убить Гамлета, но оказывается сам поражен своим ору­жием и лишь после этого перед лицом неизбежной смерти признается в заговоре. Грушницкий тоже до конца ведет свою подлую игру и также признается лишь тогда, когда понимает, что заговор раскрыт.

Оба соперника наших героев — Лаэрт и Грушницкий — это люди посредственные, против яркой неординарной лично­сти выступает «человек толпы», который до поры может быть вполне «добрым малым». Но в обоих случаях пошлость ис­следована как почва зла по мере того, как она становится ак­тивной. В русской литературе до Лермонтова эту проблему зла никто в такой плоскости не рассматривал: заурядность может стать настоящим злом под влиянием конформизма, подчинения среде. Во всей своей сложности эта проблема рас­кроется только в XX веке. Но уже в системе лермонтовского романа этот мотив крайне важен: он выводит противостояние Печорина и мира на уровень общефилософских проблем, на котором герой может быть сопоставим с лермонтовским Де­моном, усомнившимся в благости существующего миропо­рядка и потому готовым разрушить до основания этот непра­ведный мир.

С другой стороны, как и для Гамлета, поединок для Печо­рина — это еще одна возможность реализовать свой спор с судьбой: быть или не быть? Дуэль для него — лишь один из аргументов в его постоянном споре с окружающими его людьми, с самим собой и своей судьбой. В духе своего време­ни, подвергающего пересмотру коренные вопросы человече­ского существования, Печорин пытается решить вопрос, пре­допределено ли высшей волей назначение человека или человек сам определяет законы жизни и следует им. Он ощу­щает в себе, в своем времени освобождение от слепой веры предков, принимает и отстаивает открывшуюся свободу воли человека, однако знает при этом, что его поколению нечего принести на смену «слепой вере» предыдущих эпох.

Проблема судьбы в романе является важнейшей, оконча­тельное ее решение будет представлено только в заключи­тельной части — философской повести «Фаталист». Но во­прос о судьбе так или иначе ставится и в других частях. В сцене дуэли Печорин тоже решает испытать свою судьбу: «Что если его счастье перетянет? Если моя звезда, наконец, мне изменит? — думает он накануне дуэли. — И не мудрено: она так долго служила верно моим прихотям; на небесах не более постоянства, чем на земле». Как и затем в «Фаталисте», Печорин предлагает довериться фортуне: они с Грушницким бросают жребий, кому стрелять первым. И счастье улыбну­лось противнику.

Но спор Печорина продолжается. У него есть еще время, чтобы все изменить — достаточно сказать, что он знает о за­говоре. Именно этого ждет от него его секундант доктор Вернер.

Однако Печорин хочет испытать Грушницкого, в котором борются противоречивые чувства: стыд убить безоружного человека и раскаяние, боязнь признаться в подлости и одно­временно страх перед смертью. Очень интересное замечание по поводу этой сцены делает А.И. Журавлева: «В романе Лермонтова происходит своего рода совмещение двух знаме­нитых сцен "Гамлета" — поединка и сцены с актерами, по­лучившей название "Мышеловка"'. Действительно, опреде­ленное сходство присутствует. Если Гамлет в сцене «Мышеловки» проверяет меру зла и подлости в Клавдии — убийце его отца, ставшем в результате преступления новым мужем королевы Гертруды и королем Дании, то Печорин в сцене дуэли аналогичным образом хочет проверить Грушниц­кого. Разница лишь в том, что самому Печорину при этом уг­рожает смертельная опасность. Но ему хватает мужества, что­бы, несмотря на это, хладнокровно наблюдать за своим соперником, как за подопытным кроликом. Ведь Печорин соз­нательно поставил «эксперимент», чтобы проверить человече­скую натуру: чего в ней больше — подлости, злобы и страха или раскаяния и добрых порывов. «С минуту мне казалось.

что он бросится к ногам моим», — думает Печорин о Грушницком, которому предстоит стрелять. В какой-то момент ка­жется, что совесть и добрые начала могут возобладать в нем: «Не могу, — сказал он глухим голосом». Но окрик драгунско­го капитана — «трус!» — возвращает все на свои места: Грушницкий привык позировать и не может изменить своей привычке: он стреляет и чуть не убивает Печорина, поскольку ранит его в колено.

Дальше дело за Печориным. Если ранее он пытался разо­браться в психологии поступков Грушницкого, то теперь его топкий аналитический ум, как под микроскопом, рассматрива­ет все мельчайшие движения собственной души. Что в ней: «и досада оскорбленного самолюбия, и презрение, и злоба»? Объяснить себе это сложное чувство герой так и не может. Но испытание Грушницкого продолжается. Печорин еще раз предлагает ему отказаться от клеветы и попросить прощения. Зачем ему это нужно? Вероятно, не только для «чистоты экс­перимента». Чуть ранее Печорин, предоставляя возможность бросить жребий, думает о том, что «искра великодушия», ко­торая могла бы проснуться в Грушницком, наверняка будет побеждена «самолюбием и слабостью характера». Он, знаток человеческих душ. прекрасно изучивший Грушницкого, в этом не ошибся. Но есть и еще один аргумент, касающийся его самого: «Я хотел дать себе полное право не щадить его, если бы судьба меня помиловала». И дальше он точно соблю­дает эти «условия с своею совестью», заключенные здесь. По­сле того как Печорин требует зарядить пистолет, он послед­ний раз взывает к Грушницкому: «Откажись от своей клеветы, и я тебе прощу все... вспомни — мы были когда-то друзья­ми». Что это: искренне желание мирно кончить ссору или не­что иное? Если учитывать весьма специфическое отношение Печорина к дружбе (фактически, он в нее не верит, а уж тем более о дружбе с Грушницким вообще говорить проблематич­но), а также его взгляды на врагов («Я люблю врагов, но не по-христиански»), то можно сделать следующий вывод. Печо­рин уже убедился в слабости Грушницкого, он уже выставил  его полным подлецом и трусом перед всеми, и теперь борьба с ним стала для него неинтересной: слишком ничтожен оказался противник. И тогда Печорин, дергая за нужные веревочки, как кукловод, добивается того, чтобы иметь перед собой настоя­щего врага: «Стреляйте! — кричит Грушницкий. — ...Нам на земле вдвоем нет места...» Это уже не просто слова отчаяния насмерть испуганного мальчишки; Печорину удалось все-таки довести его до состояния смертельного врага. И он хладно­кровно убивает Грушницкого, заключая разыгранную только что сцену словами: «Finita la comedia». Комедия, но такая, в которой играют настоящие люди, а не актеры, и погибают они по-настоящему. Поистине, жестокая комедия!

А как чувствует себя ее режиссер? «У меня на сердце был камень» — отмечает ГТечорин. Даже природа, с которой у не­го, в отличие от людей, не было противоречий, и та как будто осуждает его: «Солнце казалось мне тускло, лучи его меня не грели». Не случайно всю сцену обрамляет пейзаж: прекрасное описание «голубого и свежего» утра в начале показывает то единственное, что по-настоящему дорого герою-романтику: «В этот раз, больше чем когда-нибудь прежде, я любил приро­ду». Описание места дуэли на скале и мрачной пропасти внизу также вполне соответствует духу и настроению героя. А уехав после дуэли далеко от людей и проскакав на коне по незнако­мым местам до вечера, Печорин вновь обретает душевное спокойствие. Романтик остался романтиком: жизнь человека для него ничего не стоит по сравнению с могуществом и кра­сотой природы, а своя индивидуальность всегда будет значи­тельнее и важнее, чем все, что касается других: «Какое дело мне до радостей и бедствий человеческих!..» — эта позиция героя осталась неизменной.

Жестокий эксперимент завершен. Он, безусловно, доста­точно серьезно отличается от гамлетовского поведения — ес­ли иметь в виду его роль в трагедии Шекспира. Но следует подчеркнуть, что Россию 30-х годов XIX века завоевал роман­тически интерпретированный Шекспир, каким он был, напри­мер, в сценической трактовке знаменитого актера Мочалова.

И все же основа этого «вечного образа» сохраняется как у Лермонтова, так и у последующих русских писателей, кото­рые будут давать свои варианты трактовки Шекспира и выно­сить на суд публики еще одну вариацию «русского Гамлета» — каждый для своей эпохи и в соответствии со своими пред­ставлениями о мире и человеке.

Категория: 9 КЛАСС | Добавил: admin (13.09.2016)
Просмотров: 25 | Теги: подготовка к ГИА по литературе, доклад по литературе 9 кл, методический портал для учителей, литература в школе, сайт для школьников | Рейтинг: 5.0/1
» ХИМИЯ

ОТКРЫТИЕ ХИМИЧЕСКИХ
   ЭЛЕМЕНТОВ


ГАЛЕРЕЯ ХИМИЧЕСКИХ
   ЭЛЕМЕНТОВ


РАССКАЗЫ О МЕТАЛЛАХ

ПОЛЕЗНАЯ ХИМИЯ: ТЕОРИЯ И
   ПРАКТИКА


ЗАКОН МЕНДЕЛЕЕВА

ИЛЛЮСТРАТИВНЫЙ
   МАТЕРИАЛ К СЕМИНАРАМ ПО
   НЕОРГАНИЧЕСКОЙ ХИМИИ


ХИМИЯ. ЕГЭ



» АСТРОНОМИЯ

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО
   АСТРОНОМИИ


ПРОИСХОЖДЕНИЕ НЕБЕСНЫХ
   ТЕЛ


ШКОЛЬНИКАМ О КОСМОСЕ

ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
    ПО АСТРОНОМИИ И НЕ
    ТОЛЬКО


ДЕНЬ И НОЧЬ.ВРЕМЕНА ГОДА

ЗАГАДКИ АСТРОНОМИИ

» В ГОСТЯХ У РЕШАЛКИНА
» ОПЫТЫ ПРОБИРКИНА

ХИМИЯ

ФИЗИКА

АСТРОНОМИЯ

БИОЛОГИЯ

НАУКИ О ЗЕМЛЕ

ПОГОДА

» ВСЕЗНАЙКИН ПОДСКАЖЕТ
» ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ И ПРАВО

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ШКОЛЬНИКА
   "ГОСУДАРСТВО"


ТРЕНАЖЕР "Я - ГРАЖДАНИН
   РОССИИ". 5 КЛАСС


ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ. ГИА.
   9 КЛАСС


ПОДГОТОВКА К ЕГЭ ПО    ОБЩЕСТВОЗНАНИЮ

ПРАВО. 10-11 КЛАСС

» ЭСТЕТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

ДЕТЯМ О КУЛЬТУРЕ

АНТИЧНЫЕ МИФЫ В    ИСКУССТВЕ

РУССКАЯ НАРОДНАЯ    МИФОЛОГИЯ

КУХНЯ НАРОДОВ МИРА

» ИЗО

РУССКИЕ ЖИВОПИСЦЫ

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
   "ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ
   ИСКУССТВО"


КТО ТАКИЕ ХУДОЖНИКИ-
   ПЕРЕДВИЖНИКИ?


ДАВАЙТЕ РИСОВАТЬ

ОСНОВЫ
   ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО
   ИСКУССТВА


ПРОГУЛКИ ПО
   ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕЕ

» УЧИТЕЛЬСКАЯ
» СЕМЬЯ И ШКОЛА

ТРЕНИНГ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
   ПСИХОЛОГА И ПЕДАГОГА С
   РОДИТЕЛЯМИ


100 ЗАБАВНЫХ ИГР В КРУГУ
   СЕМЬИ

» Поиск












Пан ПОЗНАВАЙКО




» Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2016 Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов. Зарегистрировать сайт бесплатно в каталог сайтов Яндекс цитирования Каталог сайтов и статей iLinks.RU  Каталог сайтов Bi0