Доклад "Детский и юношеские годы А.Т. Твардовского" - 7 КЛАСС - ДОКЛАДЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ - ШКОЛЬНЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ В ТАБЛИЦАХ - ЗА ПАРТОЙ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ ДЛЯ ПЕДАГОГОВ, УЧЕНИКОВ, СТУДЕНТОВ
З   А            П   А   Р   Т   О   Й
Быть      умным      модно!
Главная Мой профиль Выход                      Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Пятница, 09.12.2016, 01:02
ВЫПУСКАЕМ ШКОЛЬНУЮ ГАЗЕТУ   ИГРЫ НА ПЕРЕМЕНЕ   ДЕТИ И ЗАКОН   ШКОЛЬНЫЙ ТЕАТР   РЕБУСЫ  ШКОЛЬНЫЙ ФОЛЬКЛОР
» ШКОЛЬНАЯ ЖИЗНЬ
» ПЛАНЫ-КОНСПЕКТЫ УРОКОВ

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

МАТЕМАТИКА

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

ХИМИЯ

ФИЗИКА

ИНФОРМАТИКА

ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ

ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ

ОБЖ

ТЕХНОЛОГИЯ

ФИЗКУЛЬТУРА

МХК

МУЗЫКА

ИЗО

ВНЕКЛАССНАЯ РАБОТА

» НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА
» РУССКИЙ ЯЗЫК

РУССКИЙ ЯЗЫК: КРАТКИЙ
   ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ КУРС
   ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ


РУССКИЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРА
   РЕЧИ


ДИКТАНТЫ ПО РУССКОМУ
   ЯЗЫКУ


ИЗЛОЖЕНИЯ ПО РУССКОМУ
   ЯЗЫКУ


ТЕСТЫ ПО РУССКОМУ
   ЯЗЫКУ. 5 КЛАСС


ТЕСТЫ ПО РУССКОМУ
   ЯЗЫКУ. 6 КЛАСС


РАБОЧИЕ МАТЕРИАЛЫ К
   УРОКАМ РУССКОГО ЯЗЫКА.
   7 КЛАСС


ТЕКСТЫ, РАЗВИВАЮЩИЕ
   ЛОГИКУ И МЫШЛЕНИЕ


ТЕКСТЫ ДЛЯ КОМПЛЕКСНОГО
   АНАЛИЗА В 9 КЛАССЕ


ПОДГОТОВКА К ГИА В
   9 КЛАССЕ


ЗАДАНИЯ ДЛЯ ОБОБЩЕНИЯ И
   СИСТЕМАТИЗАЦИИ ЗНАНИЙ.
   11 КЛАСС


ВЫПУСКНОЕ СОЧИНЕНИЕ

» ЛИТЕРАТУРА

САМЫЕ ЗНАМЕНИТЫЕ
   РУССКИЕ ПОЭТЫ


РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
   ХII-ХХ ВЕКОВ


ДОКЛАДЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ
   7 КЛАСС


ДОКЛАДЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ
   9 КЛАСС


ВИДЕОУРОКИ "ЛИТЕРАТУРНОЕ
   ПРОИЗВЕДЕНИЕ ЗА
   3 МИНУТЫ"

» ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ
» ИСТОРИЯ
» БИОЛОГИЯ
» ГЕОГРАФИЯ
» МАТЕМАТИКА
» ФИЗИКА

ФИЗИКА И ЕЕ ЗАКОНЫ

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ШКОЛЬНИКА
   "ФИЗИКА"


КТО ИЗОБРЕЛ СОВРЕМЕННУЮ
   ФИЗИКУ


НАГЛЯДНАЯ ФИЗИКА В
   ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ


ФИЗИКА ДЛЯ ВСЕХ

ВЕСЕЛАЯ МЕХАНИКА

ФИЗИКА ПОЛНАЯ ЧУДЕС

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ТЕОРИЯ
   ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ


ИСТОРИЯ ЭЛЕКТРИЧЕСТВА

АВИАЦИЯ И
   ВОЗДУХОПЛАВАНИЕ


ФИЗИКА. ТЕОРИЯ И ПРИМЕРЫ
   РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ


ЗАДАЧИ ПО ФИЗИКЕ.
   10-11 КЛАССЫ


КОНТРОЛЬНЫЕ РАБОТЫ ПО
   ФИЗИКЕ. 9 КЛАСС


КОНТРОЛЬНЫЕ РАБОТЫ ПО
   ФИЗИКЕ. 11 КЛАСС


ФИЗИКА В РИСУНКАХ

НЕНАГЛЯДНЫЙ ЗАДАЧНИК ПО
   ФИЗИКЕ


ФИЗИКА И МУЗЫКА

» Категории раздела
7 КЛАСС [81]
9 КЛАСС [29]
» Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
» Форма входа

Главная » Статьи » ДОКЛАДЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ » 7 КЛАСС

Доклад "Детский и юношеские годы А.Т. Твардовского"
21 июня 1910 года в деревне Загорье Смоленской Губернии родился Александр Трифонович Твардовский, автор зна­менитой поэмы о войне «Василий Теркин», редактор самого «смелого» журнала — «Новый мир».
Отец Твардовского, кре­стьянин-кузнец, был раскулачен и сослан. Трагическая судьба отца и других жертв коллективизации описана Твардовским в поэме «По праву памяти» (1967-1969, опубл. 1987).

Александра Твардовского можно, пожалуй, по праву на­звать народным поэтом. И не только потому, что детство и юность он провел в деревне. Его поэзия вобрала в себя лучшие черты русского фольклора: искренность чувств и простоту выражения мыслей. Вчитайтесь в эти строки:

Июньское свежее лето,

Любимая с детства пора,

Как будто я встал до рассвета,

Скотину погнал со двора.

Я все это явственно помню:

Росы ключевой холодок,

И утро, и ранние полдни —

Пастушеской радости срок:

С какой нежностью рисует поэт картины родной природы! Так говорить может только тот, кто по-настоящему проникнут любовью к ней. Отец поэта, Трифон Гордеевич, при всех его достоинствах (о которых будет сказано ниже), был строг до су­ровости, честолюбив до болезненности, в нем были сильно раз­виты собственнические замашки, и детям — а впечатлительно­му и чуткому ко всякой несправедливости Александру в особенности — бывало с ним порой очень нелегко. И все-таки условия, в которых протекало детство будущего поэта, склады­вались так, что он мог постигать сущность крестьянской работы и прелесть родной природы, впитывать стихи классиков и учиться преодолевать трудности, ценить плоды человеческого труда и развивать в себе любознательность, проникаться не­примиримостью к жадности, жестокости, трусости, подлости и лицемерию и давать простор своим безудержным мечтам, на­стойчиво добиваться цели и вырабатывать в себе еще на пороге юности определенный моральный кодекс — высокий нравст­венный кодекс советского гражданина и русского поэта.

Вот как о детстве пишет А.Т.Твардовский в своей автобио­графии: «Родился я в Смоленщине, в 1910 году, на «хуторе пус­тоши Столпово», как назывался в бумагах клочок земли, приоб­ретенный моим отцом, Трифоном Гордеевичем Твардовским, через Поземельный крестьянский банк с выплатой в рассрочку.

Земля эта — десять с небольшим десятин — вся в мелких болотцах-«оборках», как у нас их называли,— и вся заросшая лозня­ком, ельником, березкой, была во всех смыслах незавидна. Но для отца, который был единственным сыном безземельного сол­дата и многолетним тяжким трудом кузнеца заработал сумму, необходимую для первого взноса в банк, земля эта была дорога до святости. И нам, детям, он с самого малого возраста внушал любовь и уважение к этой кислой, подзолистой, скупой и недоб­рой, но нашей земле,— нашему «имению», как в шутку и не в шутку называл он свой хутор. Местность эта была довольно ди­кая, в стороне от дорог, и отец, замечательный мастер кузнечного дела, вскоре закрыл кузницу, решив жить с земли. Но ему то и дело приходилось обращаться к молотку: арендовать в отходе чужой горн и наковальню, работая исполу.

В жизни нашей семьи бывали изредка просветы относи­тельно достатка, но вообще жилось скудно и трудно и, может быть, тем труднее, что наша фамилия в обычном обиходе снабжалась еще шутливо-благожелательным или ироническим добавлением «пан», как бы обязывая отца тянуться изо всех сил, чтобы хоть сколько-нибудь оправдать ее. Между прочим, он ходил в шляпе, что в нашей местности было странностью и даже некоторым вызовом, и нам, детям, не позволял носить лаптей, хотя из-за этого случалось бегать босиком до глубокой осени. Вообще многое в нашем быту было «не как у людей».

Отец был человеком грамотным и даже начитанным по-деревенски. Книга не являлась редкостью в нашем домашнем обиходе. Целые зимние вечера у нас часто отдавались чтению вслух какой-либо книги. Первое мое знакомство с «Полтавой» и «Дубровским» Пушкина, «Тарасом Бульбой» Гоголя, попу­лярнейшими стихотворениями Лермонтова, Некрасова, А.К. Толстого, Никитина произошло таким именно образом. Отец и на память знал много стихов: «Бородино», «Князя Курбского», чуть ли не всего ершовского «Конька-Горбунка». Кроме того, он любил и умел петь,— смолоду даже отличался в церковном хоре. Обнаружив, что слова общеизвестной «Ко­робушки» только малая часть «Коробейников» Некрасова, он певал при случае целиком всю эту поэму.

Мать моя, Мария Митрофановна, была всегда очень впе­чатлительна и чутка ко многому, что находилось вне практи­ческих, житейских интересов крестьянского двора, хлопот и забот хозяйки в большой многодетной семье. Ее до слез тро­гал звук пастушьей трубы где-нибудь вдалеке за нашими ху­торскими кустами и болотцами или отголосок песни с далеких деревенских полей, или, например, запах первого молодого сена, вид какого-нибудь одинокого деревца и т.п.

Стихи писать я начал до овладения первоначальной грамо­той. Хорошо помню, что первое мое стихотворение, обличаю­щее моих сверстников, разорителей птичьих гнезд, я пытался записать, еще не зная всех букв алфавита и, конечно, не имея понятия о правилах стихосложения. Там не было ни лада, ни ряда,— ничего от стиха, но я отчетливо помню, что было стра­стное, горячее до сердцебиения желание всего этого,— и лада, и ряда, и музыки,— желание родить их на свет и немедленно,— чувство, сопутствующее и доныне всякому замыслу. Что стихи можно сочинять самому, я понял из того, что гостивший у нас в голодное время летом дальний наш городской родственник по материнской линии, хромой гимназист, как-то прочел по прось­бе отца стихи собственного сочинения «Осень»:

Листья давно облетели,

И голые сучья торчат...

Строки эти, помню, потрясли меня тогда своей вырази­тельностью: «голые сучья» — это было так просто, обыкно­венные слова, которые говорятся всеми, но это были стихи, звучащие, как из книги.

С того времени я и пишу. Из первых стихов, внушивших мне какую-то уверенность в способности к этому делу, помню строчки, написанные, как видно, под влиянием пушкинского «Вурдалака»:

Раз я позднею порой Шел от Вознова домой.

Трусоват я был немного,

И страшна была дорога: На лужайке меж ракит

Шупень старый был убит...

Речь шла об одинокой могиле на середине пути от деревни Ковалево, где жил наш родственник Михайло Вознов. Похоро­нен в ней был некто Шупень, убитый когда-то на том месте. И хотя никаких ракит там поблизости не было, никто из домаш­них не попрекнул меня этой неточностью: зато было складно.

По-разному благосклонно и по-разному с тревогой относи­лись мои родители к тому, что я стал сочинять стихи. Отцу это было лестно, но из книг он знал, что писательство не сулит больших выгод, что писатели бывают и не знаменитые, безде­нежные, живущие на чердаках и голодающие. Мать, видя мою приверженность к таким необычным занятиям, чуяла в ней не­кую печальную предназначенность моей судьбы и жалела меня.

Лет тринадцати я как-то показал мои стихи одному моло­дому учителю. Ничуть не шутя, он сказал, что так теперь писать не годится: все у меня до слова понятно, а нужно, чтобы ни с какого конца нельзя было понять, что и про что в стихах напи­сано, таковы современные литературные требования. Он пока­зал мне журналы с некоторыми образцами тогдашней — начала двадцатых годов — поэзии. Какое-то время я упорно добивался в своих стихах непонятности. Это долго не удавалось мне, и я пережил тогда, пожалуй, первое по времени горькое сомнение в своих способностях. Помнится, я, наконец, написал что-то уж настолько непонятное ни с какого конца, что ни одной строчки вспомнить не могу оттуда и не знаю даже, о чем там шла речь. Помню лишь факт написания чего-то такого.

Летом 1924 года я начал посылать небольшие заметки в ре­дакции смоленских газет. Писал о неисправных мостах, о ком­сомольских субботниках, о злоупотреблениях местных властей и т.п. Изредка заметки печатались. Это делало меня, рядового сельского комсомольца, в глазах моих сверстников и вообще окрестных жителей лицом значительным. Ко мне обращались с жалобами, с предложениями написать о том-то и том-то, «про­тянуть» такого-то в газете... Потом я отважился послать и сти­хи. В газете «Смоленская деревня» появилось мое первое напе­чатанное стихотворение «Новая изба». Начиналось оно так:

Пахнет свежей сосновой смолою,

Желтоватые стены блестят.

Хорошо заживем мы с весною

Здесь на новый, советский лад.

После этого я, собрав с десяток стихотворений, отправил­ся в Смоленск к М.В.Исаковскому, работавшему там в редак­ции газеты «Рабочий путь». Принял он меня приветливо, ото­брал часть стихотворений, вызвал художника, который зарисовал меня, и вскоре в деревню пришла газета со стихами и портретом «селькора-поэта А. Твардовского».

М. Исаковскому, земляку, а впоследствии другу, я очень многим обязан в своем развитии. Он единственный из совет­ских поэтов, чье непосредственное влияние на меня я всегда признаю и считаю, что оно было благотворным для меня. В стихах своего земляка я увидел, что предметом поэзии может и должна быть окружающая меня жизнь советской деревни, наша непритязательная смоленская природа, собственный мой мир впечатлений, чувств, душевных привязанностей. Пример его поэзии обратил меня в моих юношеских опытах к сущест­венной объективной теме, к стремлению рассказывать и гово­рить в стихах о чем-то интересном не только для меня, но и для тех простых, не искушенных в литературном отношении людей, среди которых я продолжал жить. Ко всему этому, ко­нечно, необходима оговорка, что писал я тогда очень плохо, беспомощно ученически, подражательно.

В развитии и росте моего литературного поколения было, мне кажется, самым трудным и для многих губительным то, что мы, втягиваясь в литературную работу, ее специфические интересы, выступая в печати и даже становясь, очень рано, профессиональными литераторами, оставались людьми без сколько-нибудь серьезной общей культуры, без образования. Поверхностная начитанность, некоторая осведомленность в «малых секретах» ремесла питала в нас опасные иллюзии.

Обучение мое прервалось по существу с окончанием сель­ской школы. Годы, назначенные для нормальной и последова­тельной учебы, ушли. Восемнадцатилетним парнем я пришел в Смоленск, где не мог долго устроиться не только на учебу, но даже на работу,— по тем временам это было еще не легко, тем более что специальности у меня никакой не было. Поне­воле пришлось принимать за источник существования грошо­вый литературный заработок и обивать пороги редакций. Я и тогда понимал незавидность такого положения, но отступать было некуда,— в деревню я вернуться не мог, а молодость по­зволяла видеть впереди в недалеком будущем только хорошее.

Когда в московском журнале «Октябрь» напечатали мои стихи и кто-то где-то отметил их в критике, я заявился в Моск­ву. Но получилось примерно то же самое, что со Смоленском. Меня изредка печатали, кто-то одобрял мои опыты, поддержи­вал ребяческие надежды, но зарабатывал я ненамного больше, чем в Смоленске, и жил по углам, койкам, слонялся по редак­циям, и меня все заметнее относило куда-то в сторону от пря­мого и трудного пути настоящей учебы, настоящей жизни. Зи­мой тридцатого года я вернулся в Смоленск и прожил там лет шесть-семь до появления в печати поэмы «Страна Муравия».

Период этот — самый решающий и значительный в моей литературной судьбе. Это были годы великого переустройства деревни на основе коллективизации, и это время явилось для меня тем же, чем для более старшего поколения — Октябрь­ская революция и гражданская война. Все то, что происходило тогда в деревне, касалось меня самым ближайшим образом в житейском, общественном, морально-этическом смысле. Именно этим годам я обязан своим поэтическим рождением. В Смоленске я, наконец, принялся за нормальное учение. С по­мощью добрых людей поступил я в Педагогический институт без приемных испытаний, но с обязательством сдать в первый же год все необходимые предметы за среднюю школу, в кото­рой я не учился. Мне удалось в первый же год выровняться с моими однокурсниками, успешно закончить второй курс, с третьего я ушел по сложившимся обстоятельствам и доучи­вался уже в Московском историко-философском институте, куда поступил осенью тридцать шестого года.

Эти годы учебы и работы в Смоленске навсегда отмечены для меня высоким душевным подъемом. Никаким сравнением я не мог бы преувеличить испытанную тогда впервые радость приобщения к миру идей и образов, открывшихся мне со страниц книг, о существовании которых я ранее не имел понятия. Но, может быть, все это было бы для меня «прохождением» инсти­тутской программы, если бы одновременно меня не захватил всего целиком другой мир — реальный нынешний мир потрясе­ний, борьбы, перемен, происходивших в те годы в деревне. От­рываясь от книг и учебы, я ездил в колхозы в качестве коррес­пондента областных редакций, вникал со страстью во все, что составляло собою новый, впервые складывающийся строй сель­ской жизни, писал газетные статьи и вел всякие записи, за каж­дой поездкой отмечая для себя то новое, что открылось мне в сложном и величественном процессе переустройства деревни».

Тогда-то, должно быть, и западали в сердце мальчика, еще еле-еле читавшего по складам, неприязнь и отвращение к ко­ронованному палачу Ивану Грозному, к изменнику Мазепе, к самодуру Кириле Петровичу Троекурову. Здесь, вероятно, ис­токи всем известной жажды справедливости Твардовского, начало его «детской мстительной мечты». И, может быть, нет ничего ни удивительного, ни случайного в том, что самое пер­вое его стихотворение, сочиненное в таком возрасте, когда ав­тор еще не знал всех букв алфавита, обличало мальчишек-сверстников, разорителей птичьих гнезд. Большое влияние в детстве на формирование будущего поэта оказало его приоб­щение к труду, и прежде всего, «учеба» в отцовской кузнице, которая для всей округи была «и клубом, и газетой, и акаде­мией наук».

«Эстетику труда», о которой Твардовский впо­следствии говорил на учительском съезде, ему не нужно было постигать специально — она входила в его жизнь сама, когда он «ребенком малым» видел, как под кузнечным молотом отца «рождалось все, чем пашут ниву, корчуют лес и строят дом». А часы ожидания заказчика заполнялись яростными спорами людей, жаждавших потолковать с грамотным человеком. На восемнадцатом году жизни Александр Трифонович Твардов­ский покинул родное Загорье. К этому времени он уже не раз был в Смоленске, однажды побывал в Москве, лично позна­комился с М.В. Исаковским, стал автором нескольких десят­ков напечатанных стихотворений.

Талант поэта проснулся в Александре Твардовском в ран­нем детстве. Еще учась в сельской школе, в Смоленской об­ласти, он в 14 лет стал селькором смоленских газет, а в 1925 году там были опубликованы его стихи. Вскоре выходят его поэмы «Путь к социализму» (1931), «Вступление» (1932), «Страна Муравия» (1934-1936), а затем — и сборники стихов «Дорога» (1938), «Сельская хроника» (1939), «Загорье» (1941).

Впервые имя Твардовского увидело свет 15 февраля 1925 года. В газете «Смоленская деревня» была опубликована его заметка «Как происходят перевыборы кооперативов». 19 июля эта же газета напечатала его первое стихотворение «Новая изба». В последующие месяцы появилось еще несколь­ко заметок, корреспонденции, стихов Твардовского в различ­ных газетах Смоленска; а в начале 1926 года, когда поэт специ­ально приехал в этот город, чтобы познакомиться с М.В.Исаковским, он снова публикует свои стихи в газете «Рабочий путь». Художник И. Фомичев рисует карандашный портрет «селькора Александра Твардовского», который напечатан на одной газетной странице с его стихами.

В апреле 1927 года смоленская газета «Юный товарищ» помещает заметку об Александре Твардовском вместе с подборкой его стихов и фо­тографией — все это объединено общим заголовком «Творче­ский путь Александра Твардовского». А было Александру 17 лет. По свидетельству Исаковского, «это был стройный юноша с очень голубыми глазами и светло-русыми волосами. Одет был Саша в куртку, сшитую из овчины. Шапку он держал в руках». Юноша переселился в Смоленск. Но в редакции «Ра­бочего пути» никакой штатной должности для Твардовского не нашлось. Предложили писать заметки в хронику, что, естест­венно, не гарантировало постоянного заработка. Но он согла­сился, хотя прекрасно понимал, что обрекает себя на полуго­лодное существование.

Летом 1929 года, когда многие сотрудники «Рабочего пути» ушли в отпуск, Твардовского за­грузили работой, посылая его с корреспондентскими заданиями в районы. Прибавились заработки, расширился круг знакомств, в том числе и литературных. Поэт осмелился послать свои сти­хи в Москву, в редакцию журнала «Октябрь». И — о счастье! Михаил Светлов напечатал стихи девятнадцатилетнего Твар­довского. После этого события смоленские горизонты стали ка­заться ему слишком узкими, и он устремился в столицу. «Но получилось примерно то же самое, что со Смоленском. Меня изредка печатали, кто-то одобрял мои опыты, поддерживая ре­бяческие надежды, но зарабатывал я ненамного больше, чем в Смоленске, и жил по углам, койкам, слонялся по редакциям, и меня все заметнее относило куда-то в сторону от прямого и трудного пути настоящей учебы, настоящей жизни. Зимой три­дцатого года я вернулся в Смоленск...», — так с предельным лаконизмом рассказал поэт о своем пребывании в Москве мно­гие годы спустя. Трудно сказать, как бы складывалась литера­турная судьба Твардовского, если бы он остался в Москве, что было вовсе не исключено, имей он постоянное и надежное жи­лье. Но, надо думать, главная причина его возвращения в Смо­ленск все-таки в ином. У Твардовского возросла требователь­ность к себе как поэту, и он сам стал все чаще испытывать неудовлетворенность своими стихами. Вероятно, он понимал, что пока родной стихией, питавшей его поэзию, была только жизнь села: его быт, природа, коллективизация и все с нею свя­занное. Но все это осталось позади. Позднее он писал: «Был пе­риод, когда я, уйдя из деревни, одно время был, по существу, оторван от жизни, вращаясь в узколитературной среде». В те­чение первого года обучения в институте он обязался сдать эк­замены за среднюю школу по всем предметам и успешно с этим справился. « Эти годы учебы и работы в Смоленске, — писал впоследствии Твардовский, — навсегда отмечены для меня вы­соким душевным подъемом... Отрываясь от книг и учебы, я ез­дил в колхозы в качестве корреспондента областных газет, вни­кал со страстью во все, что составляло собою новый, впервые складывающийся строй сельской жизни, писал статьи, коррес­понденции и вел всякие записи, за каждой поездкой отмечая для себя то новое, что открылось мне в сложном процессе ста­новления колхозной жизни» («Автобиография»).

Вопросы по докладу:

1)        Как складывались взаимоотношения с родителями у А.Т. Твардовского?

2)    Где прошло детство А. Твардовского?

3)      Когда Твардовский начал писать свои первые поэтиче­ские произведения?

4)     О чем писал А.Т. Твардовский свои первые стихотво­рения?

      5)    Как Твардовский учился жизни?
Категория: 7 КЛАСС | Добавил: admin (27.08.2016)
Просмотров: 24 | Теги: устные высказывания на уроках литер, доклад по литературе 7 кл, я иду на урок литературы, методический портал для учителей, уроки литературы в школе | Рейтинг: 5.0/1
» ХИМИЯ

ОТКРЫТИЕ ХИМИЧЕСКИХ
   ЭЛЕМЕНТОВ


ГАЛЕРЕЯ ХИМИЧЕСКИХ
   ЭЛЕМЕНТОВ


РАССКАЗЫ О МЕТАЛЛАХ

ПОЛЕЗНАЯ ХИМИЯ: ТЕОРИЯ И
   ПРАКТИКА


ЗАКОН МЕНДЕЛЕЕВА

ИЛЛЮСТРАТИВНЫЙ
   МАТЕРИАЛ К СЕМИНАРАМ ПО
   НЕОРГАНИЧЕСКОЙ ХИМИИ


ХИМИЯ. ЕГЭ



» АСТРОНОМИЯ

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО
   АСТРОНОМИИ


ПРОИСХОЖДЕНИЕ НЕБЕСНЫХ
   ТЕЛ


ШКОЛЬНИКАМ О КОСМОСЕ

ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
    ПО АСТРОНОМИИ И НЕ
    ТОЛЬКО


ДЕНЬ И НОЧЬ.ВРЕМЕНА ГОДА

ЗАГАДКИ АСТРОНОМИИ

» В ГОСТЯХ У РЕШАЛКИНА
» ОПЫТЫ ПРОБИРКИНА

ХИМИЯ

ФИЗИКА

АСТРОНОМИЯ

БИОЛОГИЯ

НАУКИ О ЗЕМЛЕ

ПОГОДА

» ВСЕЗНАЙКИН ПОДСКАЖЕТ
» ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ И ПРАВО

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ШКОЛЬНИКА
   "ГОСУДАРСТВО"


ТРЕНАЖЕР "Я - ГРАЖДАНИН
   РОССИИ". 5 КЛАСС


ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ. ГИА.
   9 КЛАСС


ПОДГОТОВКА К ЕГЭ ПО    ОБЩЕСТВОЗНАНИЮ

ПРАВО. 10-11 КЛАСС

» ЭСТЕТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

ДЕТЯМ О КУЛЬТУРЕ

АНТИЧНЫЕ МИФЫ В    ИСКУССТВЕ

РУССКАЯ НАРОДНАЯ    МИФОЛОГИЯ

КУХНЯ НАРОДОВ МИРА

» ИЗО

РУССКИЕ ЖИВОПИСЦЫ

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
   "ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ
   ИСКУССТВО"


КТО ТАКИЕ ХУДОЖНИКИ-
   ПЕРЕДВИЖНИКИ?


ДАВАЙТЕ РИСОВАТЬ

ОСНОВЫ
   ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО
   ИСКУССТВА


ПРОГУЛКИ ПО
   ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕЕ

» УЧИТЕЛЬСКАЯ
» СЕМЬЯ И ШКОЛА

ТРЕНИНГ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
   ПСИХОЛОГА И ПЕДАГОГА С
   РОДИТЕЛЯМИ


100 ЗАБАВНЫХ ИГР В КРУГУ
   СЕМЬИ

» Поиск












Пан ПОЗНАВАЙКО




» Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2016 Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов. Зарегистрировать сайт бесплатно в каталог сайтов Яндекс цитирования Каталог сайтов и статей iLinks.RU  Каталог сайтов Bi0