ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ ДЛЯ ПЕДАГОГОВ, УЧЕНИКОВ, СТУДЕНТОВ
З   А            П   А   Р   Т   О   Й
Быть      умным      модно!
Главная Мой профиль Выход                      Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Пятница, 13.12.2019, 02:52
ИГРЫ НА ПЕРЕМЕНЕ   ДЕТИ И ЗАКОН   ШКОЛЬНЫЙ ТЕАТР   РЕБУСЫ  ШКОЛЬНЫЙ ФОЛЬКЛОР
» ШКОЛЬНАЯ ЖИЗНЬ
» ПЛАНЫ-КОНСПЕКТЫ
   УРОКОВ

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

МАТЕМАТИКА

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

ХИМИЯ

ФИЗИКА

ИНФОРМАТИКА

ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ

ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ

ОБЖ

ТЕХНОЛОГИЯ

ФИЗКУЛЬТУРА

МХК

МУЗЫКА

ИЗО

ВНЕКЛАССНАЯ РАБОТА

» НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА
» РУССКИЙ ЯЗЫК

РУССКИЙ ЯЗЫК: КРАТКИЙ
   ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ КУРС
   ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ


РУССКИЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРА
   РЕЧИ


ДИКТАНТЫ ПО РУССКОМУ
   ЯЗЫКУ


ИЗЛОЖЕНИЯ ПО РУССКОМУ
   ЯЗЫКУ


ТЕСТЫ ПО РУССКОМУ
   ЯЗЫКУ. 5 КЛАСС


ТЕСТЫ ПО РУССКОМУ
   ЯЗЫКУ. 6 КЛАСС


РАБОЧИЕ МАТЕРИАЛЫ К
   УРОКАМ РУССКОГО ЯЗЫКА.
   7 КЛАСС


ТЕКСТЫ, РАЗВИВАЮЩИЕ
   ЛОГИКУ И МЫШЛЕНИЕ


ТЕКСТЫ ДЛЯ КОМПЛЕКСНОГО
   АНАЛИЗА В 9 КЛАССЕ


ПОДГОТОВКА К ГИА В
   9 КЛАССЕ


ЗАДАНИЯ ПО ТЕМАМ
   "ЛЕКСИКА","ФРАЗЕОЛОГИЯ"
   И "СЛОВООБРАЗОВАНИЕ"


ЗАДАНИЯ ДЛЯ ОБОБЩЕНИЯ И
   СИСТЕМАТИЗАЦИИ ЗНАНИЙ.
   11 КЛАСС


ИГРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ НА
   УРОКАХ РУССКОГО ЯЗЫКА


ВЫПУСКНОЕ СОЧИНЕНИЕ

» ЛИТЕРАТУРА

САМЫЕ ЗНАМЕНИТЫЕ
   РУССКИЕ ПОЭТЫ


РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
   ХII-ХХ ВЕКОВ


ТЕСТОВЫЕ ЗАДАНИЯ ПО
   ЛИТЕРАТУРЕ


ДОКЛАДЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ
   7 КЛАСС


ДОКЛАДЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ
   9 КЛАСС


ВИДЕОУРОКИ "ЛИТЕРАТУРНОЕ
   ПРОИЗВЕДЕНИЕ ЗА
   3 МИНУТЫ"

» ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ
» ИСТОРИЯ
» БИОЛОГИЯ
» ГЕОГРАФИЯ
» МАТЕМАТИКА
» ФИЗИКА

ФИЗИКА И ЕЕ ЗАКОНЫ

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ШКОЛЬНИКА
   "ФИЗИКА"


КТО ИЗОБРЕЛ СОВРЕМЕННУЮ
   ФИЗИКУ


НАГЛЯДНАЯ ФИЗИКА В
   ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ


ФИЗИКА ДЛЯ ВСЕХ

ВЕСЕЛАЯ МЕХАНИКА

ФИЗИКА ПОЛНАЯ ЧУДЕС

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ТЕОРИЯ
   ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ


ИСТОРИЯ ЭЛЕКТРИЧЕСТВА

АВИАЦИЯ И
   ВОЗДУХОПЛАВАНИЕ


ФИЗИКА. ТЕОРИЯ И ПРИМЕРЫ
   РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ


ЗАДАЧИ ПО ФИЗИКЕ.
   10-11 КЛАССЫ


КОНТРОЛЬНЫЕ РАБОТЫ ПО
   ФИЗИКЕ. 9 КЛАСС


КОНТРОЛЬНЫЕ РАБОТЫ ПО
   ФИЗИКЕ. 11 КЛАСС


ФИЗИКА В РИСУНКАХ

ФИЗИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ
   ШЕРЛОКА ХОЛМСАХ


НЕНАГЛЯДНЫЙ ЗАДАЧНИК ПО
   ФИЗИКЕ


ФИЗИКА И МУЗЫКА

» Категории раздела
РУССКИЙ ЯЗЫК [107]
ЛИТЕРАТУРА [200]
ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК [54]
ИСТОРИЯ [126]
МАТЕМАТИКА [82]
БИОЛОГИЯ [90]
ГЕОГРАФИЯ [156]
ХИМИЯ [56]
ФИЗИКА [54]
ИНФОРМАТИКА [39]
ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ [24]
ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ [28]
ОБЖ [38]
ТЕХНОЛОГИЯ [48]
ФИЗКУЛЬТУРА [30]
МХК [25]
МУЗЫКА [22]
ИЗО [25]
ВНЕКЛАССНАЯ РАБОТА [56]
» Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
» Форма входа

Главная » Файлы » ПЛАНЫ-КОНСПЕКТЫ УРОКОВ » ЛИТЕРАТУРА

Поэтическая традиция в творчестве И. А. Бродского «Осенний крик ястреба», «К Урании»
16.09.2014, 18:45
     I. Проверка домашнего задания. Поэтическая традиция в творчестве И. Бродского
     Проверить, как ученики прочитали дома страницы учебника, посвященные Бродскому, можно разными способами.
      1. Просмотреть тетради, выяснить, какие мысли они выделили как главные. При этом важно, чтобы ученики не пропустили такие высказывания И. О. Шайтанова:
      «Муза астрономии когда-то вдохновляла уже русскую поэзию: одические „рассуждения" Ломоносова, раннюю оду Тютчева... Но путь русской поэзии до последнего времени воспринимался как ведущий, пусть с задержками и возвращениями, от архаического монументализма к лирической диалектике души — у Баратынского и у Тютчева, уходившего от своей ранней оды «Урания».
      У Бродского „Урания" — поздняя...» (с. 364).
      «...ссылка и изгнание сформировали отношение Бродского к миру — отстраненное, исполненное ностальгии, которой не позволено обнаруживать себя, пронзительного чувства своего небытия, ставшего привычкой. Однако в стихах мы угадываем черты личности до реального, опыта, предрасположенность к тому, что внешними обстоятельствами было развито и обострено, но не создано» (с. 365).
      «...он сделал небытие своей темой...» (с. 367).
      2. Провести беседу по вопросам учебника (с. 368) или по вопросам практикума, которые почти целиком построены на базе статьи учебника. Здесь мы процитируем несколько вопросов с частичной корректировкой (для тех, у кого в школах практикумов нет).
      Вопросы практикума (с. 294)
      1) К какому поколению и жизненному кругу принадлежал Иосиф Бродский? Как сложилась его судьба?
      2) Какой след в его поэзии и жизненной позиции оставил опыт изгнанничества?
      3) Был ли Иосиф Бродский поэтом, склонным к подробной лирической исповеди, или предпочитал оставаться сдержанным, ироничным? Менялась ли в этом отношении его манера?
      4) Какие черты классического стиля присущи стихотворениям Бродского?
      Важно будет поразмышлять вместе, как понять высказывание Евгения Рейна о «прозаизированном типе дарования» Бродского.

      Евгений Рейн:
      «Мне кажется, верхний слой его стихов обладает прежде всего двумя очень могучими, с повышенной энергетикой, качествами. Первое — это мыслительный процесс, потому что нигде нет банальности, почти нигде нет заимствований, даже изящных, которые в высшей степени приняты и ничуть не осуждаются в поэзии; но Иосиф пытается решить все по-своему, всегда могучим образом работает его мозг. И второе — это его совершенно замечательный зрительный аппарат. У него особым образом устроено зрение, могучее, какое-то такое, которое сразу создает точные фигуры, — как некий очень усовершенствованный фотоаппарат для съемки больших масштабов, которые употребляются на самолетах. Вот так же работает его зрение, которое замечает иногда и континенты, а иногда и бегущую кошку или разломанную бочку на земле. Это все свойства какого-то прозаизированного характера, прозаизированного типа дарования, который, видимо, и позволил ему стать последним крупным новатором русской поэзии».
      Выделим узловые точки мысли Рейна:
      1) мыслительный процесс;
      2) «замечательный зрительный аппарат».

      — Приведите примеры из известных вам стихотворений Бродского, которые бы подтверждали мысль Рейна.
      — Можете ли вы опровергнуть эту мысль? Ответ обоснуйте.

      Несколько вопросов практикума мы считаем методически неверным предлагать для обсуждения на уроке: они касаются всей поэзии Бродского, ученики же, знакомые только с отдельными стихотворениями, не могут ответить на эти вопросы со знанием дела. Им придется пересказывать чьи-то мысли без опоры на реально знакомые тексты, не думать самим, но заниматься узаконенным самой формой вопроса интеллектуальным плагиатом без понимания сущности проблемы, что противоречит задачам литературного образования. Эти вопросы могут быть предложены ученикам для подготовки рефератов или письменных творческих работ (вопросы даем с нашей корректировкой).
      1) Как в поэзии Бродского переживается Пространство и Время?
      2) Как в поэзии Бродского сопрягаются вечное и современное, бытийное и бытовое?
      3) Какой образ России возникает в поэзии Бродского? Какое место в нем занимают Ленинград-Петербург, Норенская?
      4) Как вы оцениваете место и значение Бродского в русской поэзии?
      
      II. «Осенний крик ястреба», «К Урании»
      Два названных стихотворения литературоведами рассматриваются как программные в творчестве Бродского. Учитель, естественно, исходит из реального количества часов, которые он может отвести на изучение стихотворений поэта. Однако хорошо было бы, особенно в профильных классах, чтобы эти стихотворения хотя бы прозвучали на уроках. Если же есть возможность, надо выделить время на их анализ. Полученный навык может сослужить хорошую службу ученикам и при поступлении в вузы. Кроме того, создается относительно цельное представление о поэзии последнего в XX веке русского нобелевского лауреата.

Осенний крик ястреба

Северо-западный ветер его поднимает над
сизой, лиловой, пунцовой, алой
долиной Коннектикута. Он уже
не видит лакомый променад
курицы по двору обветшалой
фермы, суслика на меже.

На воздушном потоке распластанный, одинок,
все, что он видит, — гряду покатых
холмов и серебро реки,
вьющейся точно живой клинок,
сталь в зазубринах перекатов,
схожие с бисером городки

Новой Англии. Упавшие до нуля
термометры — словно лары в нише;
стынут, обуздывая пожар
листьев, шпили церквей. Но для
ястреба это не церкви. Выше
лучших помыслов прихожан,

он парит в голубом океане, сомкнувши клюв,
с прижатой к животу плюсною,
когти в кулак, точно пальцы рук —
чуя каждым пером поддув
снизу, сверкая в ответ глазною
ягодою, держа на Юг,

к Рио-Гранде, в дельту, в распаренную толпу
буков, прячущих в мощной пене
травы, чьи лезвия остры,
гнездо, разбитую скорлупу
в алую крапинку, запах, тени
брата или сестры.
      
Сердце, обросшее плотью, пухом, пером, крылом,
бьющееся с частотою дрожи,
точно ножницами сечет,
собственным движимое теплом,
осеннюю синеву, ее же
увеличивая за счет

еле видного глазу коричневого пятна
точки, скользящей поверх вершины
ели; за счет пустоты в лице
ребенка, замершего у окна,
пары, вышедшей из машины,
женщины на крыльце.

Но восходящий поток его поднимает вверх
выше и выше. В подбрюшных перьях
щиплет холодом. Глядя вниз,
он видит, что горизонт померк,
он видит как бы тринадцать первых
штатов, он видит: из

труб поднимается дым. Но как раз число
труб подсказывает одинокой
птице, как поднялась она.
Эк куда меня занесло!
Он чувствует смешанную с тревогой
гордость. Перевернувшись на

крыло, он падает вниз. Но упругий слой
воздуха его возвращает в небо,
в бесцветную ледяную гладь.
В желтом зрачке возникает злой
блеск. То есть помесь гнева
с ужасом. Он опять

низвергается. Но как стенка — мяч,
как падение грешника — снова в веру,
его выталкивает назад.
Его, который еще горяч!
В черт-те что. Все выше. В ионосферу.
В астрономически объективный ад

птиц, где отсутствует кислород,
где вместо проса — крупа далеких
звезд. Что для двуногих высь,
то для пернатых наоборот.
Не мозжечком, но в мешочках легких
он догадывается: не спастись.

И тогда он кричит. Из согнутого, как крюк,
клюва, похожий на визг эриний,
вырывается и летит вовне
механический, нестерпимый звук,
звук стали, впившейся в алюминий;
механический, ибо не

предназначенный ни для чьих ушей:
людских, срывающейся с березы
белки, тявкающей лисы,
маленьких полевых мышей;
так отливаться не могут слезы
никому. Только псы

задирают морды. Пронзительный, резкий крик
страшней, кошмарнее ре-диеза
алмаза, режущего стекло,
рассекает небо. И мир на миг
как бы вздрагивает от пореза.
Ибо там, наверху, тепло

обжигает пространство, как здесь, внизу,
обжигает черной оградой руку
без перчатки. Мы, восклицая «вон,
там!» видим вверху слезу
ястреба, плюс паутину, звуку
присущую, мелких волн,

разбегающихся по небосводу, где
нет эха, где пахнет апофеозом
звука, особенно в октябре.
И в кружеве этом, сродни звезде,
сверкая, скованная морозом,
инеем, в серебре,

опушившем перья, птица плывет в зенит,
в ультрамарин. Мы видим в бинокль отсюда
перл, сверкающую деталь.
Мы слышим: что-то вверху звенит,
как разбивающаяся посуда,
как фамильный хрусталь,

чьи осколки, однако, не ранят, но
тают в ладони. И на мгновенье
вновь различаешь кружки, глазки,
веер, радужное пятно,
многоточия, скобки, звенья,
колоски, волоски —

бывший привольный узор пера,
карту, ставшую горстью юрких
хлопьев, летящих на склон холма.
И, ловя их пальцами, детвора
выбегает на улицу в пестрых куртках
и кричит по-английски «Зима, зима!»

1975

      Тактовик — переходная форма стиха от силлаботоники к чистой тонике (акцентному стиху), рассматривается так же, как разновидность акцентного стиха. В стихотворной строке тактовика число безударных слогов между ударными варьируется в пределах 1—3 или 0—2 слога. Интервалы между ударными слогами различны, что создает определенные сложности при чтении вслух стихотворений, написанных тактовиком.
      По сравнению с дольником — другой переходной формой от силлаботоники к чистой тонике — тактовик выглядит более расшатанным, интонационно более близким к акцентному стиху1.
      Коннектикут — река в США. Впадает в Атлантический океан. Коннектикут — штат на северо-востоке США. Административный центр — Хартфорд.
      Променад (устар. или шутл.) — прогулка, гулянье, моцион.
      Лары — по верованиям древних римлян — духи, покровители семьи и домашнего очага.
      Плюсна — часть ступни между пяткой и пальцами.
      Рио-Гранде — река в США и Мексике. Впадает в Мексиканский залив.
      Эринии — в древнегреческой мифологии богини мщения и кары, по отношению к раскаявшимся преступникам становящиеся богинями-благодетельницами.
      Апофеоз — прославление, возвеличивание кого-либо или чего-либо.

      В 11 классе комментированное чтение — редко применяющийся методический прием. Однако это стихотворение лучше всего читать в классе вслух, коллективно, комментируя каждую строфу. Прежде чем начинать разговор о его символическом смысле, нужно понять буквальный.
      Работу строим так: у каждого ученика есть текст, в котором он может делать любые необходимые пометы. Предлагаем школьникам прочитать про себя первую строфу, выясняем впечатление, уточняем значение непонятных слов; затем читаем вслух, передавая с помощью интонации особенности ритма и постановки логических ударений в тактовике. Карандашом работаем в тексте, отмечая паузы и ударения, выделяя тропы и указывая на полях значения незнакомых слов. Очень важно, чтобы после учителя строфы читали ученики — по очереди. Так они будут внимательнее следить за текстом и объяснениями.
      Для удобства строфы лучше пронумеровать.
      Особую сложность для школьников представляют перетекающие со строки на строку предложения с непривычными для русского уха отрывами предлога от существительного, определения от определяемого слова. Если читать их как целое, то теряется ритм и ощущение рифмы. Если делать большие паузы, то теряется смысл. Паузы нужно оставить, но их длительность должна быть строго выверена учителем при подготовке урока.
      Первая строфа. Обратим внимание на ощущение ступенчатого, толчками, подъема, которое создают первые две строки благодаря сложному прилагательному, аллитерации в словосочетании с ним и перечню из четырех определений во второй строке.
      Следующая, вторая строфа, начинающаяся с длинной строки, создает звуковое впечатление парящей птицы: «На воздушном потоке распластанный, одинок...» Отметим эпитеты, метафоры и сравнения, отражающие впечатление, которое вызывает вид местности сверху.
      В третьей строфе мы спускаемся на землю: температура около нуля, холод «обуздывает пожар листьев». Люди видят одну картину, но для ястреба сверху земля выглядит иной, и человеческие храмы для него — не храмы (ирония: «Выше / лучших помыслов прихожан...»).
      И вновь длинная строка в начале четвертой строфы передает эффект парения. Предлагаем ученикам представить себе ястреба по описанию Бродского.
      Куда же летит ястреб? В пятой строфе — ответ: там, где он может найти хотя бы «тени брата или сестры»; возможно, это то место, где он родился. В этой строфе важно правильно поставить ударения в словах и смысловые ударения.
      Шестая строфа — вновь подъем, ощущение которого передается с помощью трех однородных определений, выраженных причастными оборотами, первое из которых осложнено однородными дополнениями: «обросшее плотью, пухом, пером, крылом». Каждое существительное — как толчок вверх. Непрерывность подъема подчеркивает структура всего предложения, которое перетекает за границы строфы и продолжается всю седьмую строфу. Обратим внимание на разрезанное обособленным определением управление: «сечет, / собственным движимое теплом, / осеннюю синеву», на обособленное обстоятельство, выраженное деепричастным оборотом, осложненное однородными дополнениями, в свою очередь осложненными... В шестой и седьмой строфах создается смысловой контраст: вверху (усиление: «поверх вершины») и внизу (люди на земле).
      Подъем продолжается в восьмой строфе: «Но восходящий поток его поднимает вверх / выше и выше». Затем ястреб как бы зависает, прислушиваясь к собственным ощущениям: «В подбрюшных перьях / щиплет холодом». И вот антитеза — взгляд вниз. Строфа, заканчивающаяся необычно — предлогом «из», — помогает представить нам зависшую в парении птицу.
      Девятая строфа. Чем больше труб видно, тем выше поднялась птица. Если бы ястреб мог выражаться человеческим языком, он сказал бы, наверное, именно так: «Эк куда меня занесло!» Ястреб «чувствует смешанную с тревогой / гордость»? Вряд ли ястреб может чувствовать именно так. Очевидно, это уже из символического контекста стихотворения.
      Первая строка десятой строфы построена интересно: посередине строки заканчивается предложение, начатое в предыдущей строфе. После точки (резкое понижение интонации) и, соответственно, паузы начинается новое предложение (подъем интонации). Строки как бы подкидывают ястреба вновь в небо.
      В одиннадцатой строфе — тот же прием, что и в десятой. Вторая попытка кончается еще большим фиаско. Мы видим уже не длинные предложения, которым невозможно уместиться в границах строфы, но короткие, упругие конструкции с большим количеством пауз:

Он опять
низвергается. Но как стенка — мяч,
как падение грешника — снова в веру,
его выталкивает назад.
Его, который еще горяч!
В черт-те что. Все выше. В ионосферу.
                    
      Мы словно чувствуем, как птица задыхается от нехватки воздуха. И дальше вновь вступает автор: «В астрономически объективный ад...»
      Автор может сравнивать, вводить в текст метафоры (строфа двенадцатая) делать важные умозаключения: «Что для двуногих высь, / то для пернатых наоборот». К этому выражению мы еще вернемся.
      А пока возвращаемся к птице, которая догадывается: «не спастись».
      Тринадцатая, четырнадцатая и пятнадцатая строфы вновь возвращают нам длинные предложения, перетекающие за границы строф. Они звучат как плач: строфы отчаяния.
      В четырнадцатой строфе — перифраз поговорки «Отольются кошке мышкины слезы»: «...так отливаться не могут слезы / никому».
      Кульминация плача — в пятнадцатой строфе: «И мир на миг / как бы вздрагивает от пореза».
      И вновь автор пытается подвести под только что выраженное чувство мировоззренческую базу, понять природу пространства.
      Поэт усиливает точки, которые он сделал опорными: верх и низ. И в шестнадцатой и семнадцатой строфах — взгляд снизу: «Мы, восклицая „вон, / там!" видим вверху слезу / ястреба...» — и словно бы видим волны звука, разбегающиеся по звонкому от холода небосводу («где пахнет апофеозом звука»).
      Птица, поднявшаяся слишком высоко, словно бы превращается в звезду: «И в кружеве этом, сродни звезде...»
      Несчастье свершилось: птица, вылетевшая на поиски родных, поднялась слишком высоко и погибла, замерзнув в холоде ионосферы. Восемнадцатая, девятнадцатая и двадцатая строфы — эпилог. Горький? Но погибшая птица приносит радость детям, которые выбегают на улицу и ловят пальцами хлопья перьев. Иносказание?
      Пусть на этот вопрос ответят ученики.
      Итак, перед нами баллада о смелой птице, поднявшейся высоко в небо. Стихотворение можно сравнивать с мифом о Дедале и Икаре, с «Песней о буревестнике» и с «Песней о соколе» Горького, считать ястреба аллегорическим образом поэта, стремящегося на поиски родной души.
      В итоге важно все-таки вернуться к мировоззренческой основе, проступающей в этой балладе: к образам верха и низа, не являющихся воплощениями добра и зла, светлого и темного, но имеющих совсем иной смысл:

      Что для двуногих высь,
то для пернатых наоборот.
        
      Песочные часы? Приведем для создания объемного видения проблемы следующую цитату:

Ибо там, наверху, тепло
обжигает пространство, как здесь, внизу,
обжигает черной оградой руку
без перчатки.

      Основа мировоззрения автора — принцип относительности: тепло воспринимается пространством, где царствует холод, так же как холод воспринимается телом, для которого естественно тепло. Подлинные свойства вещей мы можем познать, лишь познав их противоположности. Высота для одних оборачивается адом для других. Гибель одного становится радостью для многих. Там, где к двум измерениям присоединяется третье — высота, мир усложняется. И в этом могут убедиться люди, живущие на плоскости, помыслы которых невысоки и небо редко притягивает их взоры: та самая «пара, вышедшая из машины» и «женщина на крыльце».
      Завершая работу, предложим ученикам дома самостоятельно подготовить выразительное чтение стихотворения целиком (на уроке, скорее всего, на это не будет времени), чтобы впечатление осталось максимально цельным.

К Урании

И. К.

У всего есть предел: в том числе у печали.
Взгляд застревает в окне, точно лист — в ограде.
Можно налить воды. Позвенеть ключами.
Одиночество есть человек в квадрате.
Так дромадер нюхает, морщась, рельсы.
Пустота раздвигается, как портьера.
Да и что вообще есть пространство, если
не отсутствие в каждой точке тела?
Оттого-то Урания старше Клио.
Днем и при свете слепых коптилок
видишь: она ничего не скрыла,
и, глядя на глобус, глядишь в затылок.
Вот они, те леса, где полно черники,
реки, где ловят рукой белугу,
либо — город, в чьей телефонной книге
ты уже не числишься. Дальше, к югу,
то есть к юго-востоку, коричневеют горы,
бродят в осоке лошади-пржевали;
лица желтеют. А дальше — плывут линкоры,
и простор голубеет, как белье с кружевами.


      Музы («мыслящие») — в греческой мифологии богини поэзии, искусств и наук, девять сестер, дочерей Зевса и Мнемозины, рожденных в Пиэрии и носящих имя «олимпийские». Все они, за исключением Урании («небесная») и Клио («дарующая славу»), олицетворяют связь с пением, танцем, музыкой, наслаждением. Олимпийские музы обитают на Геликоне, воспевая все поколения богов — Гею, Кроноса, Океана, Ночь, Гелиоса, самого Зевса и его потомство, то есть связывают прошлое и настоящее. Им ведомо прошлое, настоящее и будущее, они покровительствуют певцам и музыкантам, передавая им свой дар. Наставляют и утешают людей, наделяют их убедительным словом, воспевают законы и славят добрые нравы богов. Классические музы неотделимы от упорядоченности и гармонии олимпийского мира.
      Урания — одна из девяти муз, покровительница астрономии. Изображалась с небесным сводом (глобусом) или циркулем (указательной палочкой) в руках. (Другое значение: Урания — эпитет Афродиты, буквально — Афродита-небесная.)
      Клио — одна из девяти муз, покровительница истории. Изображалась с грифелем и папирусным свитком или со шкатулкой для свитков.
      Дромадер — одногорбый домашний верблюд, в диком состоянии не сохранившийся.
      Вновь перед нами тактовик, поэтому обязательно читаем текст вслух, лучше не один раз.
      Очень важно провести разбор этого стихотворения по акупунктурным точкам, чтобы не потерять ощущения целостности текста. Следует выделить только узловые моменты, не нужно комментировать и расшифровывать каждую строку (как это было необходимо в «Конце прекрасной эпохи»), иначе исчезнет обаяние загадки.
      Стихотворение небольшое по объему, ясное, особенно во второй, ностальгической части, поэтому коснемся ключевых строк.

      Часть первая
      «Одиночество есть человек в квадрате»: человек, помноженный сам на себя; идея отражения, двойничества, умножения сущностей, замыкающих кольцо, не дающих выхода из созданного круга.

Да и что вообще есть пространство, если
не отсутствие в каждой точке тела?

      Может быть, эта формулировка станет понятней, если поменять местами слова: что есть пространство, если не отсутствие человеческого тела в каждой точке, присутствие его лишь в конкретной занимаемом месте?
      Обратим внимание на вид формулировок, которым подчеркивается данность, статика; перед нами необсуждаемая аксиома.
      Урания старше Клио: пространство старше времени, в котором может существовать человеческая слава. Если же учесть, что Урания — эпитет Афродиты, то строка приобретает более глубокое наполнение.
      «...Глядя на глобус, глядишь в затылок» — сравнить с «Одиночество есть человек в квадрате»: видишь самое себя.
      Часть вторая
      Рассмотри физическую карту Советского Союза: значимые для автора места — Норенская, Ленинград, Сибирь, где он был в геологических экспедициях.
      Перечитываем текст еще раз, стремясь передать чувство, скрытое под тонической упругостью внешне бесстрастных рассуждений.

Домашнее задание
      На усмотрение учителя.
      Подготовить выразительное чтение (возможно, наизусть) одного из стихотворений И. Бродского.
      Прочитать параграфы учебника «Так называемый постмодернизм» и «Что кончилось и что начинается?» (с. 368—377). Подготовить ответы на вопросы (с. 378).
Категория: ЛИТЕРАТУРА | Добавил: admin | Теги: открытый урок, урок русской литературы в школе, для учителя, русская литература, скачать, новаторский урок литературы, конспект урока
Просмотров: 663 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
» ХИМИЯ

ОТКРЫТИЕ ХИМИЧЕСКИХ
   ЭЛЕМЕНТОВ


ГАЛЕРЕЯ ХИМИЧЕСКИХ
   ЭЛЕМЕНТОВ


РАССКАЗЫ О МЕТАЛЛАХ

ПОЛЕЗНАЯ ХИМИЯ: ТЕОРИЯ И
   ПРАКТИКА


ЗАКОН МЕНДЕЛЕЕВА

ИЛЛЮСТРАТИВНЫЙ
   МАТЕРИАЛ К СЕМИНАРАМ ПО
   НЕОРГАНИЧЕСКОЙ ХИМИИ


ХИМИЯ. ЕГЭ

» АСТРОНОМИЯ

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО
   АСТРОНОМИИ


ПРОИСХОЖДЕНИЕ НЕБЕСНЫХ
   ТЕЛ


ШКОЛЬНИКАМ О КОСМОСЕ

ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
    ПО АСТРОНОМИИ И НЕ
    ТОЛЬКО


ДЕНЬ И НОЧЬ.ВРЕМЕНА ГОДА

ЗАГАДКИ АСТРОНОМИИ

» В ГОСТЯХ У РЕШАЛКИНА
» ОПЫТЫ ПРОБИРКИНА

ХИМИЯ

ФИЗИКА

АСТРОНОМИЯ

БИОЛОГИЯ

НАУКИ О ЗЕМЛЕ

ПОГОДА

» ВСЕЗНАЙКИН ПОДСКАЖЕТ
» ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ И
    ПРАВО

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ШКОЛЬНИКА
   "ГОСУДАРСТВО"


ТРЕНАЖЕР "Я - ГРАЖДАНИН
   РОССИИ". 5 КЛАСС


ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ. ГИА.
   9 КЛАСС


ПОДГОТОВКА К ЕГЭ ПО    ОБЩЕСТВОЗНАНИЮ

ПРАВО. 10-11 КЛАСС

» ЮНЫЕ ЖУРНАЛИСТЫ

ВЫПУСКАЕМ ШКОЛЬНУЮ
   ГАЗЕТУ


ИНТЕРАКТИВНЫЕ ИГРЫ
    ДЛЯ ЮНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ

» ЭСТЕТИЧЕСКОЕ
    ВОСПИТАНИЕ

ДЕТЯМ О КУЛЬТУРЕ

АНТИЧНЫЕ МИФЫ В    ИСКУССТВЕ

РУССКАЯ НАРОДНАЯ    МИФОЛОГИЯ

КУХНЯ НАРОДОВ МИРА

» ИЗО

РУССКИЕ ЖИВОПИСЦЫ

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
   "ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ
   ИСКУССТВО"


КТО ТАКИЕ ХУДОЖНИКИ-
   ПЕРЕДВИЖНИКИ?


ДАВАЙТЕ РИСОВАТЬ

ОСНОВЫ
   ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО
   ИСКУССТВА


ПРОГУЛКИ ПО
   ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕЕ

» УЧИТЕЛЬСКАЯ
» СЕМЬЯ И ШКОЛА

ТРЕНИНГ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
   ПСИХОЛОГА И ПЕДАГОГА С
   РОДИТЕЛЯМИ


100 ЗАБАВНЫХ ИГР В КРУГУ
   СЕМЬИ

» Поиск







» Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019
    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов. Зарегистрировать сайт бесплатно в каталог сайтов Яндекс цитирования Каталог сайтов и статей iLinks.RU  Каталог сайтов Bi0