logo
 

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

Цель: дать учащимся представление о значении в ли­тературной и духовной жизни России личности А. И. Солженицына на материале биографии писателя и его «Нобелевской лекции»; стиму­лировать нравственные мотивы поведения уча­щихся; способствовать воспитанию потребности в высоких нравственных качествах. 

Оборудование: портрет А. И. Солженицына, фото, фрагменты текста «Нобелевской лекции» (РМ).

Прогнозируемые результаты: учащиеся комментируют фрагменты «Нобелев­ской лекции.» А. И. Солженицына; участвуют в её обсуждении; делают выводы о значимости литературы в современном обществе. тип урока: урок внеклассного чтения, урок-семинар.

ХОД УРОКА

I. Организационный этап

II. Актуализация опорных знаний

Проблемный вопрос

Расскажите о судьбе героя повести «Один день Ивана Денисо­вича», его жизненных ценностях. Кто из героев русской ли­тературы духовно близок Шухову? (В судьбе Шухова подчёрк­нута её типичность: в происхождении, возрасте, внешности, в том, как личные трагедии слились с трагедией всей стра­ны («...окружили их армию всю...», «... в группе такой одной Шухов в плену побыл пару дней...»), в оценке происходящего, в отношении к людям, к себе и к труду. Его позиция поддержа­на вековой народной мудростью, отражённой в пословицах, которыми изобилует его речь. Не случайно образ Шухова на­поминает литературные образы, ставшие олицетворением русского характера — Платона Каратаева (Л. Н. Толстой «Война и мир») и Андрея Соколова (М. А. Шолохов «Судьба че­ловека»), )

III. Постановка цели и задач урока.

Мотивация учебной деятельности

Учитель. Человечество на разных этапах своего развития раз­мышляло о роли литературы в обществе, делало какие-то выводы, признания. Таким признанием, например, является ежегодное присуждение Нобелевской премии за крупный вклад в развитие общества деятелям литературы.

Сегодня, размышляя о значении литературы в современном мире, мы обратимся к «Нобелевской лекции.» А. И. Солжени­цына, произнесённой на церемонии вручения, спустя несколько лет после присуждения ему премии в 1970 г. Путь к всемирному признанию был для А. И. Солженицына поистине тернистым. Есть в его лекции такие слова: «На эту кафедру, с которой прочитыва­ется Нобелевская лекция, кафедру, предоставляемую далеко не всякому писателю и только раз в жизни, я поднялся не по трём-че- тырём примощённым ступенькам, но по сотням или даже тысячам их — неуступным, обрывистым, обмёрзлым, из тьмы и холода, где было мне суждено уцелеть, а другие — может быть, с большим да­ром, сильнее меня,— погибли».

Словарь

Нобелевская премия (швед. Nobelpriset, англ. Nobel Prize) — одна из наиболее престижных международных премий, ежегодно присуждаемая за выдающиеся научные исследования, революци­онные изобретения или крупный вклад в культуру или развитие об­щества. Учреждена в соответствии с завещанием Альфреда Нобеля, составленным в 1895 г. и предусматривавшем выделение средств на награды представителям следующих направлений: литерату­ра, физика, химия, физиология и медицина, содействие установ­лению мира во всём мире. В настоящее время размер Нобелевской премии составляет 10 млн шведских крон (около 1,05 млн евро или 1,5 млн долларов).

IV. работа над темой урока

1. Вступительное слово учителя

— Обработка данных для определения лауреата базируется на принципах, подчёркнутых в завещании Нобеля. так, в своём за­вещании он декларировал, что для присуждения премии по лите­ратуре «идеалистическая направленность» должна быть достаточ­ным условием.

Выбор лауреатов в области литературы часто противоречив. Очевидно, что существуют не совсем мотивированные присуждения наград. Решения комитета, присуждающего Нобелевскую премию по литературе, вызывают больше всего нареканий среди всех но­белевских номинаций. Достаточно сказать, что эта премия никог­да не была присуждена таким гениям мировой литературы, как Л. Н. Толстой, Дж. Джойс, В. В. Набоков, Х. Л. Борхес.

В то же время список лауреатов Нобелевской премии весьма представителен: среди них Т. Манн, У. Фолкнер, Г. Гарсия Маркес, Ч. Милош и др. Русскоязычным писателям премию присуждали 5 раз (И. А. Бунин, Б. Л. Пастернак, М. А. Шолохов, А. И. Солже­ницын, И. А. Бродский).

Иван Бунин (1933). С 1920 года (и на момент получения пре­мии) жил во Франции. Без гражданства. «За строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы».

Борис Пастернак (1958). (Отказался от премии, диплом и ме­даль были вручены сыну в 1989 г.) «За значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение тради­ций великого русского эпического романа».

Михаил Шолохов (1965). «За художественную силу и цельность эпоса о донском казачестве в переломное для России время».

Александр Солженицын (1970). «За нравственную силу, с ко­торой он следовал непреложным традициям русской литературы».

Иосиф Бродский (1987). (С 1972 года (и на момент получения премии) жил в США. Гражданство США.) «За всеобъемлющее творчество, пропитанное ясностью мысли и страстностью поэзии».

В 1962 году, после публикации повести «Один день Ивана Дени­совича», в котором по замыслу «описать весь лагерный мир — одним днём» показана «вся история лагерей», А. И. Солженицын стал зна­менитым на весь мир. Затем были годы литературно-политического противостояния тоталитарному режиму. В 1969 г. писателя исклю­чили из Союза писателей. В 1974 г. А. И. Солженицына насильно выслали из страны, и только в 1994 г. он вернулся на Родину.

Многое из сказанного и написанного А. И. Солженицыным сей­час воспринимается как пророчество. Не утратили актуальности его высказывания о значении писательского слова в современном мире, прозвучавшие в «Нобелевской лекции» более 30 лет назад. Обратимся к некоторым её фрагментам.

2. Аналитическая работа с фрагментами текста

«Нобелевской лекции.» (работа с РМ)

Фрагмент 1

«Как тот дикарь, в недоумении подобравший странный вы­брос ли океана? захоронок песков? или с неба упавший непонятный предмет? — замысловатый в изгибах, отблёскивающий то смутно, то ярким ударом луча,— вертит его так и сяк, вертит, ищет, как приспособить к делу, ищет ему доступной низшей службы, никак не догадываясь о высшей.

так и мы, держа в руках Искусство, самоуверенно почитаем себя хозяевами, смело его направляем, обновляем, реформируем, манифестируем, продаём за деньги, угождаем сильным, обращаем то для развлечения — до эстрадных песенок и ночного бара, то — затычкою или палкою, как схватишь,— для политических мимо- бежных нужд, для ограниченных социальных. А искусство — не оскверняется нашими попытками, не теряет на том своего проис­хождения, всякий раз и во всяком употреблении уделяя нам часть своего тайного внутреннего света».

В чём необычность начала лекции?

Фрагмент 2

«Человек извечно устроен так, что его мировоззрение, когда оно не внушено гипнозом, его мотивировки и шкала оценок, его дей­ствия и намерения определяются его личным и групповым жизнен­ным опытом. Как говорит русская пословица: «Не верь брату род­ному, верь своему глазу кривому». И это — самая здоровая основа для понимания окружающего и поведения в нём. <...>

Но вот за последние десятилетия человечество незаметно, внезапно стало единым — обнадёжно единым и опасно единым, так что сотрясенья и воспаленья одной его части почти мгно­венно передаются другим, иногда не имеющим к тому никакого иммунитета. Человечество стало единым,— но не так, как пре­жде бывали устойчиво едиными община или даже нация: не че­рез постепенный жизненный опыт, не через собственный глаз, добродушно названный кривым, даже не через родной понятный язык,— а поверх всех барьеров, через международное радио и пе­чать. На нас валит накат событий. В разных краях к событиям прикладывают собственную, выстраданную шкалу оценок — и неуступчиво, самоуверенно судят только по своей шкале, а не по какой чужой.

И таких разных шкал в мире если не множество, то во всяком случае несколько. Деление шкал кричаще не совпадают, пестрят, режут нам глаза, и чтоб не было нам больно, мы отмахиваемся ото всех чужих шкал как от безумия, от заблуждения,— и весь мир уверенно судим по своей домашней шкале. Оттого кажется нам крупней, больней и невыносимей не то, что на самом деле крупней, больней и невыносимей, а то, что ближе к нам.

И за это. остолбенелое непонимание чужого дальнего горя нельзя упрекать человеческое зрение: уж так устроен человек.»

О какой особенности человеческого мировоззрения говорит пи­сатель в данном отрывке?

С какой целью автор употребил пословицу, говоря об особенно­сти мировоззрения человека?

Фрагмент 3

«Но кто же и как совместит эти шкалы? Кто создаст человече­ству единую систему отсчёта — для злодеяний и благодеяний, для нетерпимого и терпимого, как они разграничиваются сегодня?.. Бессильны тут и пропаганда, и принуждение, и научные доказа­тельства. Но, к счастью, средство такое в мире есть! Это — искус­ство. Это — литература.

Доступно им такое чудо: преодолеть ущербную особенность человека учиться только на собственном опыте, так что втуне ему проходит опыт других. От человека к человеку, восполняя его ку­цее земное время, искусство переносит целиком груз чужого долго­го жизненного опыта со всеми его тяготами, красками, соками, во плоти воссоздаёт опыт, пережитый другими,— и даёт усвоить как собственный.

Об этом великом благословенном свойстве искусства я настой­чиво напоминаю сегодня с Нобелевской трибуны.

И ещё в одном бесценном направлении переносит литература неопровержимый сгущённый опыт: от поколения к поколению. Так она становится живой памятью нации. Так она теплит в себе и хранит её утраченную историю — в виде, не поддающемся иска­жению и оболганию. Тем самым литература вместе с языком сбере­гает национальную душу. <.>

В разное время в разных странах горячо и сердито, и изящно спорили о том, должны ли искусство и художник жить сами для себя или вечно помнить свой долг перед обществом и служить ему, хотя и непредвзято. Для меня здесь нет спора, но я не стану снова поднимать вереницы доводов. <.> Да русская литература деся­тилетиями имела этот крен — не заглядываться слишком сама на себя, не порхать слишком беспечно. И я не стыжусь эту традицию продолжать по мере сил. В русской литературе издавна вроднились нам представления, что писатель может многое в своём народе — и должен».

Какие важные функции литературы в жизни мирового сооб­щества называет автор?

О какой многовековой традиции русской литературы говорит А. И. Солженицын?

В прозе А. И. Солженицына часто встречаются слова, которых нет в толковых словарях, но они кажутся нам понятными. Это слова, созданные автором. Найдите их в тексте.

Фрагмент 4

«Каковы ж в этом жестоком динамичном, взрывном мире, на черте его десяти гибелей — место и роль писателя? <...>

Однажды взявшись за слово, уже потом никогда не уклониться: писатель — не посторонний судья своим соотечественникам и со­временникам, он — совиновник во всём зле, совершённом у него на родине или его народам. И если танки его отечества залили кровью асфальт чужой столицы,— то бурые пятна навек зашлёпали лицо писателя. И если в роковую ночь удушили спящего доверчивого Друга,— то на ладонях писателя синяки от той верёвки. И если юные его сограждане развязно декларируют превосходство развра­та над скромным трудом, отдаются наркотикам или хватают залож­ников,— то перемешивается это зловоние с дыханием писателя».

Какие эпитеты использовал автор, характеризуя современный мир?

Как А. И. Солженицын определил место и роль писателя в со­временном мире? Кто он?

Фрагмент 5

«Найдём ли мы дерзость заявить, что не ответчики мы за язвы сегодняшнего мира?

Однако, ободряет меня живое ощущение мировой литературы как единого большого сердца, колотящегося в заботах и бедах на­шего мира, хотя по-своему представленных и видимых во всяком его углу. <.>

А сегодня между писателями одной страны и писателями и чи­тателями другой есть взаимодействие если не мгновенное, то близ­кое к тому. <.>

...само выдвижение меня на Нобелевскую премию возбуждено не в той стране, где я живу и пишу. <.>

Так я понял и ощутил на себе: мировая литература — уже не от­влечённая огибающая, уже не обобщение, созданное литературове­дами, но некое общее тело и общий дух, живое сердечное единство, в котором отражается растущее духовное единство человечества, <.> а между тем внутренних дел вообще не осталось на нашей тес­ной Земле! И спасение человечества только в том, чтобы всем было дело до всего: людям Востока было бы сплошь небезразлично, что думают на Западе; людям Запада — сплошь небезразлично, что со­вершается на Востоке. И художественная литература — из тончай­ших, отзывчивейших инструментов человеческого существа, одна из первых уже переняла, усвоила, подхватила это чувство растуще­го единства человечества. <.>

Я думаю, что мировой литературе под силу в эти тревожные часы человечества помочь ему верно узнать самого себя вопреки тому, что внушается пристрастными людьми и партиями; пере­нести сгущённый опыт одних краёв в другие, так чтобы перестала у нас двоиться и рябить в глазах, совместились бы деления шкал, и одни народы узнали бы верно и сжато истинную историю других с тою силой узнавания и болевого ощущения, как будто пережили её сами,— и тем обережены бы были от запоздалых жестоких оши­бок. А сами мы при этом быть может сумеем развить в себе и миро­вое зрение: центром глаза, как и каждый человек, видя близкое, краями глаза начнём вбирать и то, что делается в остальном мире. И соотнесём, и соблюдём мировые пропорции. <.>

Всякий, кто однажды провозгласил насилие своим методом, не­умолимо должен избрать ложь своим принципом, <.> и простой шаг простого мужественного человека: не участвовать во лжи. <.> Писателям же и художникам доступно большее: победить ложь!

Вот почему я думаю, друзья, что мы способны помочь миру в его раскалённый час. Не отнекиваться безоружностью, не отдаваться беспечной жизни,— но выйти на бой!»

Какую особенность мировой литературы отмечает автор? А как он называет писателя?

Чем может литература, по мнению А. И. Солженицына, помочь миру в его раскалённый час? Как она может противостоять же­стокому натиску открытого насилия?

Изменилось ли ваше представление о значимости литературы в современном обществе?

Какой должна быть современная русская литература, чтобы быть востребованной читателем?

V. Рефлексия. Подведение итогов урока

«Пресс» (в группах)

Солженицын всегда был убеждён, что линия борьбы между добром и злом не имеет очевидной, наглядной прямизны, что она часто лабиринтна, что революции и всякие реформы не вы­прямляют пути истории, а часто запутывают и усложняют их, что сама человеческая история уже обременительна, непосиль­на для природы, для человеческой души. В чём же советует он искать опору, свет надежды, систему моральных ориентаций?

Прочитайте «Лихое зелье» А. И. Солженицына — одну из «кро­хоток» (серия микрозарисовок, притч, эссе, дневниковых запи­сей писателя в духе «Записей» В. Астафьева и «Камешков на ладони» В. Солоухина), опубликованную в 1998 г., и попробуй­те уловить элементы надежды, веры в человека, пробивающи­еся сквозь покров усталости и тревоги великого подвижника- моралиста.

ЛИХОЕ ЗЕЛЬЕ

Сколько же труда кладёт земледелец: сохранить зёрна до срока, посеять угодно, доходить до плодов растения добрые. Но с дикой радостью взбрасываются сорняки — не только без ухода-досмотра, а против всякого ухода, в насмешку. То-то и пословица: лихое зе­лье — нескоро в землю уйдёт.

Отчего ж у добрых растений всегда сил меньше? Видя невылазность человеческой истории, что в дальнем-даль­нем давно, что в наисегодняшнем сегодня,— понуро склоняешь го­лову: да, знать — таков закон всемирный. И нам из него не выбить­ся — никогда, никакими благими издумками, никакими земными прожектами.

До конца человечества.

И отпущено каждому живущему только: свой труд — и своя ноша.

VI. Домашнее задание

Творческое задание. Написать сочинение-эссе (миниатюру) «Люди и судьбы. А. И. Солженицын — истинный интеллигент, совесть нашей эпохи».

Индивидуальное задание (2-4 учащихся). Подготовить сооб­щения «Жизнь и творчество П. Зюскинда и его роман "Парфю­мер"» (обзорно); «Жизнь и творчество П. Коэльо и его роман "Алхимик"».

Прочитать романы П. Зюскинда «Парфюмер» и П. Коэльо «Ал­химик».

 

Поиск

МАТЕМАТИКА

 
 

Блок "Поделиться"

 

 

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.